?

Log in

No account? Create an account
[sticky post]Верхний пост
occupationkh
[Основное в 2017 г.]
Сценарии и силы 404 на 100дней Трампа (21 января - 20 апреля 2017г.)
Международное, ч.1
Действующие силы, ч.2
Украинский Пиночет, ч.3
Раздел Украины, ч.4
Сохранение олигархического статус-кво, ч.5

Сценарии и силы 404 на зиму 2016-17г.г. (20 ноября 2016 - 20 января 2017г.)
Часть 1 Общее
Часть 2
Часть 3
Часть 4



[Основное в 2016 г.]
Коррекция прогноза: Обострение 05.2016

Прогноз от 02.2016
Ч.1 - США
Ч.2 - Европа, Укроолигархи, Младоукраинцы, ЛДНР, Россия

Анализ февраль 2016г.
Часть 1 - Предистория
Часть 2 - Техническое
Часть 3 - Неявное
Часть 4 - Краткие итоги и выводы



[Критика патриотических партий, движений и организаций]
О "патриотах"
Группа №1 "«Русские» фашисты и коллаборационисты"
1.1 Народно-освободительное движение (НОД) Евгения Федорова
1.2 Великое отечество (ПВО) Николая Старикова
1.3 Стрелковцы, движение Новороссия
1.4 Вместе со Стрелком
Группа №2 "«Левые» коммунисты"
2.1 Боротьба
Группа №3 "Красный диван"
3.1 Полтора года в строю




[Правила блога]
Правила
1) в моём журнале запрещено анонимное комментирование, а IP каждого комментария сохраняется.
2) Френдинг. Для взаимной дружбы лучше отписаться в личку, т.к. могу пропустить системное сообщение.
3) Поздравлялки с Днем Рождения с моей стороны практически отсутствуют, в силу того что предпочитаю поздравлять лично, а не через ЖЖ и другие соцсети.



[О блоге]
О блоге
1 политика, экономика через призьму моего личного взгляда из Харькова (на текущий момент оккупированного в феврале 2014г. территорией 404 города)
1.1 это могут быть как мои личные статьи (достаточно редки в следствие текущей непростой жизни)
1.2 репосты различных авторов, которые в той или иной мере отражают мой взгляд на текущую ситуацию
2 юмор на околополитические темы (совсем немного) - на 95% репосты


Украина! Выборы 2019! Кандидаты...
occupationkh
А Вы уже решили за какой из вариантов Пеци голосовать?
Оригинальный Пеця последнее время настолько жестко чудит, что становится очевидным его желание ПРОИГРАТЬ данный тур выборов.

Просто интересно: у какого числа людей хватит мозгов не участвовать в этом фарсе... и не покрывать своим бараньим голосом уход Пеци в тень от ответственности?


О предстоящем праздновании Дня победы в 2018 (инсайд)
occupationkh
Руководство Укртрансгаз спустило предписание работникам: не принимать участие в праздничных мероприятиях. Рядовые работники - под роспись, всё начальство - обязано составить служебные записки на предмет неблагонадёжных работников с обязательной передачей оных в Куев.

Tags: ,

Могилизация (февр.2018)
occupationkh
Обострение с могилизацией последней волны. Квоты на отлов "добровольцев" увеличены в несколько раз. Если осенний призыв 2017г. примерно на 10 тыс. жителей был 1 военнообязанный, то сейчас - 6.


О запрограммированности поведения государств: Африка
occupationkh
[Африка]
Государства Африки: Египет, Судан, Эритрея, Южный Судан, Эфиопия, Сомали, Тунис, Ливия, Алжир, Марокко, Мавритания и прочие государства скопом.

Регион в целом на текущий момент испытывает преобладающее влияние США, также сильно влияние Франции и Китая. Базы США: 36 в 2015г. (в основном Магриб и Экваториальная зона), при чем они постоянно меняются (5 закрылось, 7 открылось за 2015г.). Ключевые: Джибути, о.Вознесения (база UK) (3400 чел); менее значимые: Эфиопия, Танзания, Уганда, Египет, Тунис, Алжир, Чад, Габон, Экваториальная Гвинея, Нигер, Кот-Д’ивуар, Либерия, Сьерра-Леоне, Мали, Сенегал, Мавритания, Марокко; имеются и менее значимые – уже практически во всех государствах континента. Французские войска дислоцированы: Чад, Габон, Сенегал, Кот Д'ивуар, Мали, Джибути, ЦАР (ок.8 тыс.), которые в ряде стран стали тем барьером который и не пустил к расширению предыдущую итерацию ИГИЛ в регионе (а также: Бока Харам, Аль-Каиды и прочих амерских прокси). В Эритрее также открылись базы Китая и Египта. В Кении – действует база Великобритании (170 чел).

С экономической точки зрения регион скорее под ЕС, на втором месте Китай, и только на третьем – США.

Влияние США на текущий момент имеют основополагающее влияние в регионе: они сотрудничают как с официальными правительствами, так и с повстанцами и попеременно балансируя их добиваются увеличения своего присутствия в любом из возможных вариантов. Имеются элементы и ослабления влияния США на регион: 1 – бескровный переворот 2016г. в Зимбабве, где власть перехватил Китай (а США сами слили своих вскормленных оппозиционеров: Рой Беннет), 2 – Ливия, где Х.Хафтар умудрился частично изгнать оккупантов.

На исламско-арабском севере Африки (Магрибе) крайне сильно влияние КСА, особенно в Египте и Судане, где по факту произошла подмена влияния США на КСА. В Египте переподчинение от США к КСА легко прослеживается - переворот 2013, когда был свергнут Мохамед Мурси (ставленник проамерской арабской весны) и президентом стал Абдул-Фаттах Ас-Сиси. Судан участвует во всех конфликтах КСА на его стороне, в частности в войне в Йемене против хуситов.

До начала непосредственной войны КСА vs Иран (или гражданской войны в КСА) предполагается рост влияния КСА в арабо-исламском мире (Магриб) – последним витком этого роста влияния станет исход саудовской элиты уже на фоне краха КСА. С завершением исхода руководящая роль в исламском мире плавно перейдёт в Египет – особенно по мере приближения боевых действий к региону Мекка-Медина. Крайне высокие перспективы создания местного регионального центра концентрации управления в Египте, кроме уже имеющегося центра в ЮАР.

Существенной точкой бифуркации является «сила» исламистов. Которые уже предприняли несколько попыток проникновения в Центральную Африку (тауреги, хуту, тутси, Бока Харам, Азавад, Селека, Аль Каида, ИГИЛ, братья-мусульмане). На текущий момент ситуация скорее патовая: да удалось отбить первую волну практически на всех фронтах (ЦАР, Чад, Конго, Южн.Судан, исключение: Сомали, Мали и Судан), но исламисты не были разбиты и скорее перегруппировываются, нежели отказались от планов. Ряд центральноафриканских государств только формально одержал победу над исламизмом – фактически там всё еще идёт война, только в негорячей фазе (Нигер, Нигерия, Сенегал, Дарфур). Почти во всех случаях, где удавалось остановить исламизм, – это удавалось только с применением внешних сил – прежде всего Франции и США (исключение: Ливия). На примере Ливии и Сомали можно утверждать, что США не заинтересованы в полном уничтожении исламистов. Наибольшим текущим напряжением исламистов в регионе являются Восток (Сомали, Судан) и Центр (Нигер, Нигерия). Сейчас (с ноя.2017г.) международный контингент G5-Сахель (Буркина-Фасо, Чад, Мали, Мавритания и Нигер) +Франция + Сенегал разворачивает силы для уничтожения исламистов, захвативших большую часть Мали (север, центр).

Если посмотреть сквозь призму сразу нескольких веков, то можно констатировать восстановление позиций ислама в Африке (был некоторый спад в эпоху европейского колониализма) и возобновление завоевания Западного Сахеля и Центральной Африки. Сумеют ли Африканские страны сохранить самобытность – крайне насущный вопрос.

Крайне высокая перспектива возрождения рабства в регионе, под крышей Судана-Египта и последующем распространении на всю Африку.

Прочие заметки по теме:
Введение, Большая Евразия (Иран, Турция, Россия)
Кавказ (Азербайджан, Армения, Грузия), Персидский залив (Катар, Йемен, Кувейт, Объединённые арабские эмираты, Бахрейн, Оман, Ирак, Курдистан и Саудовская Аравия)
Средняя / Центральная Азия (Афганистан, Пакистан, Туркмения, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, Казахстан)
Балканы (Республика Кипр (РК), Турецкая Республика Сев.Кипра (ТРСК), Греция, Македония, Косово, Албания, Черногория, Босния и Герцоговина (БиГ), Сербия, Болгария, Хорватия, Словения)
Передняя Азия (Ливан, Иордания, Сирия, Палестина, Израиль)

Египет: зона текущего роста влияния КСА, предстоящая граничная зона влияния Ирана в мусульманском мире. Поддерживает отношения с РФ, Китаем, ЕС, США. По мере ухода США – будет всё более радикализироваться по схеме КСА, сюда хлынет волна саудовских беженцев от гражданской войны. Что может привести к еще одной арабской весне, но уже с окончательной победой исламистов сунитского толка-ваххабитов [братья-мусульмане]. Либо «переворот» станет пробным камнем перед началом гражданской войны в КСА, в которой будут участвовать египтяне-исламисты. В случае победы исламизма (не обязательно через майдан, на текущий вариант более вероятной является версия реформ сверху) – высока вероятность возрождения рабства на данной территории.

На Синайском полуострове продолжается противостояние с местными отделениями ИГИЛа. Маркерный процесс. Если я прав в прогнозе, то стоит ожидать переговоров, в ходе которых часть игиловцев будет помилована, а вторая – зачищена. Это и станет знаком того, что Египет стал на однозначные рельсы исламизации сверху. Силы ИГИЛ на Синае поддерживаются ХАМАС, братьями-мусульманами.

Участие в предстоящих войнах: КСА vs Йемен+Иран = поддерживает КСА, вплоть до оккупации региона Медина-Мекка (чтобы предотвратить шиитскую оккупацию). Мусульмано-израильская война – выступит на стороне мусульман на завершающем этапе войны (когда будет понятно, что Израиль на последнем издыхании) с целью создания второго антииранского буфера где-то на уровне Газа-Хеврон (возможно, зайдёт и севернее вплоть до Иерусалима). При чем, от того произойдёт ли исламизация Египта – мало что зависит, кроме степени кровавости предстоящих войн. По факту: еще один игрок, который сам не решает свою судьбу, а только запрограммировано отвечает на внешние угрозы. В случае отсутствия исламизации – вполне легко может пойти на создание буферных псевдогосударств в святых регионах (аналог Ватикан): Мекка, Медина и Иерусалим, в противном случае. Святые места будут политы кровью и будут введены миротворческие войска (Китай).

Третья зона конфликта Египта (при исламизации – вероятность его возникновения выше) – верховья Нила (формальным поводом является строящаяся дамба в Эфиопии): Судан, Южный Судан, Сомали и Эфиопия. В данном конфликте Эфиопия является ситуативным союзником Ирана. В то время как Судан и Сомали – Египта (оба исламиста). Формальным союзником Эфиопии являются Сомалилэнд и Южный Судан, но тут спорный вопрос: просуществуют ли они до тех пор (см. Эфиопию). От того когда возникнет конфликт (раньше-позже) от прочих ключевых конфликтов региона (гражданская война в КСА, разгром Израиля) зависит и ситуация с Эфиопией (наличие коридора на побережье Индийского океана, откуда смогут получать помощь из Ирана). В общем: у Египта неплохие шансы победить, если ограничатся дамбой, если же пустятся в территориальные приобретения – могут и проиграть. Также ключевой точкой являются отношения с исламистским Суданом, который в идеальном случае станет своеобразной автономией Египта, в неидеальном – будет оккупирован и подвергнется «зачистке». У Египта большие перспективы оккупировать: Судан, Южный Судан, Дарфур, часть Эфиопии, часть Сомали.

Текущий курс на милитаризацию Египта прослеживается сразу в нескольких ключевых событиях: в 2017г. открыли самую крупную военную базу в приграничье с Суданом, создание военного контингента в Эритреи, покупка мистралей. С точки зрения сценария просится объединение жд-линий Египта и Судана, но я не ожидаю этого ранее выхода плотины в Эфиопии на проектную мощность плюс минимум один год (заполнение водохранилища началось в 2017г.).

Угрозы: религиозный террор (исламизм в жесткой форме), майдан, война – крайне высоко, рабство - высоко.

Судан: зона растущего влияния исламистов в противовес уходящей Великобритании. Потенциальный союзник Египта и КСА. По мере усиления исламизации становится идеальным союзником Египта (с учетом выбывания КСА из большой игры). Становится ключевым игроком в предстоящей войне Египет vs Эфиопия, как союзник исламистского Египта. С большой вероятностью поддержит претензии Египта, после завершения дамбы и начала засухи в самом Судане. Египет использует его силы для возобновления контроля над Южным Суданом и Дарфуром, где пройдёт жесточайшая резня. На определённом этапе существует вероятность срастания государственных машин Египта и Судана в одно целое.

Маркером является официальный статус братьев-мусульман в государстве.

Интересами сугубо суданских исламистов является: покорение Дарфура, превращение Южного Судана и Чада в колонии (тут не сколько чистое покорение, сколько создание на их базе разветвлённой сети рабозаготовки, а также системы выкачки ресурсов). Они будут пытаться использовать мощь Египта для перенаправления на свои цели. С возрождением рабства в самом Египте – однозначно последует данный рывок: будут оккупированы Дарфур и Южный Судан; Чад и ряд соседних государств превратится в зону добычи рабов.

Пусть не смущает новость о строительстве турками базы на о.Суакан. Они всего лишь видят сценарий воссоздания Османской Империи и пытаются уже сейчас подготовить плацдарм для штурма Мекки-Медины. Особенно интересно, что буквально пару мес. назад ходили слухи, что РФ предлагали построить эту базу. Месторасположение базы – крайне не стратегическое: она заперта в Красном море двумя проливами (Суэц контролируется Египтом, Баб-эль-Мандебский – Йемен, Джибутти, Эритрея). Отсюда можно сделать вывод: база нужна кому-то у кого имеются преобладающие силы в регионе для захвата и удержания базы, но при этом он ищет посредников, которые бы согласились построить её за свои ресурсы и под своим дипломатическим колпаком. Лично я вижу только 2 варианта: КСА (готовят резервный вариант бегства) и Египет (реальная подготовка к Эфиопской войне). Я всё же ставлю на Египет.

Угрозы: религиозный и этнический террор – повседневность, война – крайне высоко, потеря государственности – средне, рабство – крайне высоко.

Эритрея: зона растущего влияния Египта в противовес уходящей Великобритании. Крайне милитаризированное изоляционистское исламистское общество. В конфликте в Сомали – противостоит Эфиопскому влиянию на центральное правительство.

Перманентный союз с Сомалилендом, в котором поддерживает исламистов (законное правительство). В самой Эритреи набирает обороты религиозный террор исламистов. А решение Израиля по выдворению сюда незаконных мигрантов для тех еще аукнется (крайне интересно накладывает на переход центра обучения под Египет). Сама Эритрея, судя по всему, вынашивает реваншистские идеи в предстоящей войне с Эфиопией.

6 января 2018г. Египет развернул в Эритреи военный контингент. Официально – как противовес строительству турецкой базы на о.Суакан в Судане. Разворачивание египтеского контингента крайне всполошило соседний Судан. Крайне интересный объект база Сава – главное военное учебное заведение в Эритрее, училище, военно-тренировочный лагерь и тюрьма в одном лице. Идеальное место подготовки террористов. Я считаю, что военная истерия последних лет между Египтом и Суданом – не более чем занавес, чтоб зашорить глаза внешнему наблюдателю (Эфиопии) и тот не заметил общую картинку. Фактически Египет взял под свой контроль подготовку будущих смертников.

В предстоящей войне Египет vs Эфиопия Египет готовит для Эфиопии второй фронт. Хотя с некоторой долей вероятности, Эритрея может не вмешаться – у неё более важная задача: нейтрализация возможного коридора Ирана в Эфиопию через Сомали (мистрали закупались именно с этой целью).

Джибути. Крайне интересным является ситуация с данным псевдогосударством. С большой вероятностью в ходе войнушки (Египет vs Эфиопия) Джибути сохранит независимость, но предоставит проход войскам Эритреи (а возможно – Судану и Египту).

Угрозы: религиозный и этнический террор – повседневность, война – крайне высоко, потеря государственности – средне, рабство – крайне высоко.

Южный Судан: зона предстоящего конфликта Египет vs Эфиопия, как регион где будут сражаться армии, при этом сам ничего из себя не представляя.

Предполагаемый ход египетско-эфиопской войны. Первый удар: Дарфур и разгром там африканского миротворческого контингента (если не будут введены миротворцы Китая-РФ, в таком случае – сразу п.2). Второй удар – по Южному Судану с полным его покорением и превращением в колонию (причина возрождения рабства). Сумеет ли египетский исламизм устоять перед суданским искушением рабства? – еще одна точка бифуркации, только уже для всей Африки. Если нет – рабство накроет буквально всю Центральную Африку.

Угрозы: религиозный и этнический террор – сейчас средне, в будущем крайне высоко, интервенция – высоко, потеря государственности – высоко, рабство - высоко.

Эфиопия: зона предстоящего конфликта Египет vs Иран, сейчас лежит под США. По мере ухода США и при наличии вменяемости эфиопского руководства – попадёт под зонтик Ирана, но маловероятно, что подчинится ему полностью. Скорее – роль младшего союзника. Союз с Ираном не столь очевиден и на текущий момент не встречал информации о его подготовке. Самым проблематичным является роль Ирана, который слишком увлёкся исламизмом и на текущий момент практически не способен на союзнические отношения с нешиитами.

Если Ирану (или Занзибарскому султанату) не удастся создать выход к морю, который и станет коридором жизни для Эфиопии – уготована роль жертвы Египта, с потерей государственности и превращение в очередной невольничий берег. Если Ирану удастся создать коридор – сохранит государственность и может присоединить прибрежные территории (хз кто поддастся Ирану: какая-то провинция Сомали, Джибутти или Эритрея), но большая пораженческая война для Эфиопии – практически карма. Прорубка коридора к морю и союз с Ираном – чем быстрее будет реализовано, тем больше шансов выстоять в предстоящей войне против исламистов (половина Сомали+Египет+Судан), но даже в этом случае – выстоять будет нелегко.

Кроме Ирана в предстоящей войне союзниками являются Кения, Уганда и ряд прочих стран Центральной Африки (особенно на фоне желания реванша за разгром миротворческой миссии в Южной Африке-Дарфуре), что формально откроет путь исламистским набегам за невольниками и туда. Также этот союз не способен спасти Эфиопию от поражения, но – это более прямой путь по которому и толкают Эфиопию (чтоб не было перспектив союза с Ираном), а значит – и не было перспектив выстоять в войне.

Угрозы: гуманитарная катастрофа – повседневность (США готовят Эфиопию к пораженческой войне), интервенция – крайне высоко.

Сомали: зона текущего конфликта Африканский союз vs исламисты, будущего конфликта Иран vs исламисты. Точка бифуркации: сумеет ли Иран войти в договоренность с Африканским союзом и пробить коридор на побережье для поддержания и снабжения Эфиопии. В ходе предстоящей войны с Эфиопией может стать ядром возродившейся Занзибарского султаната, как проекции арабо-исламистского влияния на Восточное побережье Африки (вторым предполагаемым и возможным центром воссоздания султаната является Оман).

На текущий момент формально разделена на несколько частей с непрекращающейся гражданской войной между рядом частей: Сомалилэнд (северо-запад, приграничье Джибути, острый конфликт с Пунтлендом, не признаёт ФПС), Харакат аш-Шабаб (наследник СИС, исламисты, анклавы по всей территории ФПС, вплоть до Пунтленда, кроме Сомалилэнда, непрекращающийся конфликт с ФПС), Федеральное правительство Сомали (Центр и Юг – оставшаяся часть Сомали). Части ФПС: Пунтленд (Рог, формально признаёт ФПС), Галмудуг (центр – межграничье Пунтленда и центрального Сомали, мятежная провинция Пунтленда, признаёт ФПС, напряжёнка с Пунтлендом, Химан и Хеб, Ахлу-Сунна валь-Джамаа), Химам и Хеб(мятежная провинция Галмудуга, признаёт ФПС, только на стадии формирования государственности), Ахлу-Сунна валь-Джамаа (признаёт ФПС, суфизм, конфликт с Галмудугом), Юго-Западное Сомали (воссоздана в 2014г. после уничтожения исламистами в 2006г., признаёт ФПС, большую часть территории до сих пор контролирует аш-Шабаб), Джубаленд (создана в 2012г., на территории отбитой у СИС, признаёт ФПС, большую часть территории до сих пор контролирует аш-Шабаб). С 2014г. Галмудуг, Химан и Хеб, Ахлу-Сунна валь-Джамаа, а также еще 3 представителя ведут не особо результативные переговоры по созданию правительства Центральной Сомалийской республики – правительство Ададо. Имеются данные что Сомалиленд и Эритрея поддерживают исламистов юга Сомали (уже введены санкции против государственных лиц).

В недавней исторической ретроспективе (2010-11г.г.) – только внешнее вмешательство: Эфиопия+Кения+США+Франция смогло остановить полное подчинение исламистами юга и центра Сомали (кроме Пунтленда, хотя он также потярел пару провинций в пользу Сомалиленда). После вывода основной части международных сил – местные и оставшиеся африканские части практически не способны сломить сопротивление исламистов на юге. Ослабление США и Франции, занятость Эфиопии своими делами – фактически создают благоприятные условия для второй попытки исламистов к завоеванию Юга и Центра Сомали. В рассматриваемой исторической перспективе их основными противниками становятся Пунтленд, Иран, Йемен и африканские страны Викторианского союза. На сколько быстро они сумеют найти общий язык – крайне интересный вопрос.

Викторианский конгломерат (Кения, Уганда, Руанда, Бурунди, Танзания) – получает перспективы большей консолидации. Именно его в первую очередь Эфиопия будет рассматривать как основного союзника в борьбе против союза исламистов: Судан+Египет. Но у данного союза слишком мало перспектив существенно повлиять на ход войны. С большой вероятностью – он попытается повторить успех 2011-12г.г. по оккупации Южных и Центральных регионов Сомали. И там увязнут. Иначе говоря: для Эфиопии на фоне надвигающейся войны с Египтом-Суданом союз с Викторианскими государствами просто просится, и по факту Эфиопию толкают именно в этом направлении, но Викторианские государства не способны оказать необходимую поддержку Эфиопии – они слишком слабы.

Для Сомали все эти предстоящие истории не принесут ничего хорошего, особенно на фоне предполагаемого роста влияния исламистов. Т.е. я скорее поставлю на то, что вся территория Сомали будет оккупирована исламистами, нежели на то, что Иран сумеет найти поддержку у Викторианского союза.

Угрозы: гуманитарная катастрофа, гражданская война – повседневность, рабство - высоко.

Тунис: рост влияния исламистов, как и во всём Магрибе при равномерной поддержке ЕС. Хотя в отличие от прочих стран Магриба здесь будет сохраняться видимость приличий (на сколько это возможно в рамках ЧП). Условный островок спокойствия, т.к. лихорадить будет всё равно. В стране действует американская военная база (авиа), с которой Запад продолжает утюжить Ливию.

Запад (США+ЕС) и КСА регулярно снабжают кредитами и военной техникой правительство Туниса. На территории государства много беженцев с Ливии (летом 2016г. в среднем 3 тыс. в день прибывало). Активно ведётся вербовка боевиков для участия в бд в Ливии.

Один из регионов исламского мира с перспективой формирования регионального центра притяжения / управления (по аналогии с Ираном, Пакистаном). Исламизм будет планомерно расширяться в государстве, пользуясь поддержкой сверху.

Маркером является официальный статус братьев-мусульман в государстве.

С уходом США и началом проблем КСА стоит ожидать резкой активации внутренней ситуации в стране. Не смотря на проводящиеся реформы сверху по исламизации государства, исламистам будет мало. Новая арабская весна будет крайне жестокой.

Куда в дальнейшем будут направлены силы исламистов из Туниса – тяжело предугадать. Они будут хорошо вооружены и имеют минимум 3 достойные цели: война Египет vs Эфиопия, разборки Алжира и Марокко, турецкое завоевание ЕС.

Возобновление волнений в государстве лично я связываю с необходимостью поддержать почти разгромленных исламистов в Ливии. Сами бунтующие говорят, что революция 2011г. оказалась незавершённой.

Угрозы: религиозный террор - повседневность.

Ливия: текущая зона открытого конфликта исламистов и Запада. Как и в Сирии конфликт на текущей стадии наигранный: Запад снабжает исламистов оружием, проводит обучение боевиков, но во всеуслышание заявляет, что борется с ними.

Формально государства не существует. Оно разделено на враждующие группировки.

Тауреги - юго-запад, приграничье Алжира, берберское племя; рабство, кочевые, НАТОвское оружие. Также проживают в Алжире, Мали. На стадии бунта против М.Каддафи поддержали повстанцев, были в составе Всеобщего национального конгресса [ВНК], но репрессии последнего вынудили пойти на свой проект (интервенция в Мали). В ходе интервенции в Мали в 2011г. произошел раскол их сил на умеренных и исламистов, после чего их выбили из Мали французы (вначале умеренные потерпели поражение от исламистов – в Мали). Враждуют с племенем тебу из состава армии Ливии с окт.2014г. Подписали перемирие с тебу в ноябре 2015г., но данное соглашение дважды нарушалось (последний раз в ноябре 2016г). Союз с бригадами Мисраты.

Тебу – юг, юго-восток, кочевые, черные. Также проживают в Чаде и Нигере. В 2016г. вошли в состав Армии Ливии, как союзники (с 2014г. поддерживали союзные отношения но объединения территорий не было). В нас.пункты Юга пришли подразделения Армии Ливии в 2016г. Местами это сопровождалось проблемами, но, в общем, – более чем мирно. Конфликт с таурегами – время от времени утихает, но после очередной провокации вновь вспыхивает. Совместо с Армией Ливии участвовали в зачистке Бенгази.

Армия Ливии (или Ливийская Национальная армия) – восток Ливии, большая часть государства – до 90% нефтеполей, 35 тыс.военных на 2012г. Сформировали своё правительство Палата представителей Ливии [ППЛ] (или правительство в Тобруке), состоит частично из членов Всеобщего национального конгресса [ВНК] (непризнавших захват Триполи исламистами). Главнокомандующий: генерал Халифа Хафтар, президент: Агила Салах Исса (с 2014г). Множество членов бывших ВС Ливии. Изначально (с 2012 по февраль 2014г) действовали под эгидой ВНК, но в феврале 2014г. объявили ВНК низложенными и начали с ними войну. Пользуется поддержкой Египта (техника, контроль границы), РФ (техника, ремонт), ОАЭ (финансы). Частично не признаёт Схиратское соглашение 17 дек. 2015г. (теряет власть в пользу Президентского совета Ливии - Файеза Аль-Сараджа, одобрено совбезом ООН). С третьей попытки переговоров в Абу-Даби (2017г.) договорились с Аль-Сараджем об изменении Схиратского соглашения: число членов сокращается до 3: спикер парламента в Тобруке – А.С.Исса, главнокомандующий ливийскими вооруженными силами – Х.Хафтар, глава Правительства национального единства – Ф.Аль-Сарадж; также – проведение выборов весной 2018г. Фактически стало началом перемирия с ПНЕ, которое было подтверждено во второй встрече в Париже в июле 2017г. По приглашению ПНЕ Италия направила свои военные корабли в прибрежные города – что вызвало новую волну накала противобортсва, массовые митинги в ряде городов. Х.Хафтар позиционирует себя как единственного, кто сможет остановить поток беженцев в ЕС. С 2016г. активно сближаются с Дарфуром и повстанцами Чада, которые участвовали в операции по взятию под контроль «нефтяного полумесяца».

Зинтанские бригады – запад Ливии в районе Триполи, союзники Армии Ливии. Арабы, несиламисты. С бригадами Мисраты – перемирие, время от времени столкновения. В отличие от Армии Ливии не покинули Триполи с его захватом исламистами – и почти 2 года удерживали международный аэропорт там. Удерживают сына М.Каддафи – Саифа аль-Ислам Каддафи, вопреки требованию суда Ливии (правительство в Триполи – ПНЕ) и международного уголовного суда (МУС). С.Каддафи объявил о своём участии в ближайших выборах (весна 2018г). С.Каддафи с апреля 2017г. – глава правительства в изгнании.

Щит Ливии – союз ряда организаций, которые будут даны ниже. Сами разделены на 3 крупные группировки (в каждом анклаве свой орган власти: шура моджахедов), которые только формально объединены и в то же время сами представляют собой широкие союзы группировок. Отношения с ИГИЛ крайне туманны: в основном до 2015г. – у них был союз (не без трений), но с 2015г. – началась открытая вражда. На 2014г. 6-12 тыс. чел.

Рассвет Ливии (или Западный Щит), с захватом Триполи, произвела переформатирование ВНК, создав из оставшихся членов (тех кто не последовал в ППЛ) Новый Всеобщий национальный конгресс [НВНК]. НВНК пользовались поддержкой США, ЕС, Турции и Катара. 6 апреля 2016 НВНК по требованию ПНЕ самораспустился передав свою власть в Триполи ПНЕ. В ПНЕ официально вошли братья-мусульмане.

Центральный щит (или бригады Мисураты) – одни из основных участников исламистского захвата Триполи, который и стал причиной развала ВНК. Сами – минимум 4 подразделения. Признали власть НВНК, поддерживали шуру Бенгази против Армии Ливии. Поддержали Армии Ливии в зачистке последнего оплота ИГИЛ в Ливии - Сирте (май-август 2016г.). Признаёт власть ПНЕ. До 40 тыс. в 2014г.

Ливийский щит 1 (или «Революционный совет шуры Бенгази» [РСШБ]). ППЛ отнесена к террористам и с мая 2014 по май 2017г. была ликвидирована, хотя продолжает террористическую деятельность До дек.2016г. имела базу в Мисурате (под опекой Центрального Щита), в дек.2016 бригады Мисураты произвели показательную зачистку данной базы (завода). Активно участвовали братья-мусульмане. В пике насчитывали до 5 тыс. чел.

Служба охраны объектов нефтяного сектора (СООНС). В сент. 2016г. потеряли территории влияния Рас-эль-Ануфе и Эс-Сидре, которые почти без сопротивления были захвачены Армией Ливии. Ранее принимали участие в совместных операциях с бригадами Мисураты против ИГИЛ в Сирте. Предположительно на их территорию и эвакуированы. Прямое управление из амерских банков, которые сейчас судятся с Президентским советом Ливии по поводу потери нефтепромыслов.

Верховный совет Амазигов (ВСА = ASC). Анклавные позиции на северо-западе (Gharyan, Nalut). Представляет племя амазигов, берберов. Исламисты, признавали власть НВНК. В ходе конфликта с зинтанскими бригадами потеряли крупнейший свой анклав Zuwarah. На сколько понял: воюет против арабской составляющей.

ИГИЛ. Последним крупным населённым пунктом под их властью был Сирт с прилегающими территориями, но еще остаются отдельные очаги сопротивления по всей территории. Сирт был захвачен бригадами Мисураты и службой охраны объектов нефтяного сектора в 2016г. при поддержке Армии Ливии и США.

Правительство национального единства (ПНЕ). Сформировано на основании Схиратского соглашения 17 дек. 2015г. при содействии Совбеза ООН. До 7 апреля 2016г. базировался в Тунисе (6 апр. по его требованию самораспустился НВНК, передав большую часть территорий своего подчинения в пользу ПНЕ, который переехал в Триполи 30 марта 2016г.). Премьер-министр – Фаиз Сарадж. Срок действия: 1 год. Высшим органом выступает Президентский совет Ливии: по Схиратскому соглашению – 9 чел, по соглашению в Абу-Даби – 3чел. Фактически до соглашения 25 июля в Париже о перемирии – в состоянии войны с Армией Ливии. Пользуется безоговорочной поддержкой Запада, местные скорее поддерживают Армию Ливии. На начало 2018г. назначены всеобщие выборы президента Ливии. В августе 2017г. ПНЕ затребовали помощь флота Италии против мигрантов, что вызвало очередной виток противостояния с Армией Ливии, которые объявили что уничтожат иностранные корабли в своих портах.

Ближайшая точка бифуркации: предстоящие президентские выборы в начале 2018г. Еще более интересной является: кто победит и признает ли проигравшая сторона результаты выборов, на сколько она подчинится. А если учесть что до 30 сентября 2018г. планируются выборы также в объединённый парламент – то интрига закручивается хорошая. Для меня в президентских выборах основной интригой является: С.Каддафи или Х.Хафтар, хотя у исламистов тоже есть варианты на победу (особенно с учетом того, что они контролируют Триполи, что сразу 1/3 всего населения страны). На сколько я понял текущую стратегию Запада – они намерены разделить избирателей между С.Каддафи или Х.Хафтаром, что и даст шанс кандидату от исламистов на победу. Если это предположение верно: то стоит ожидать появление дополнительных кандидатов от неисламистов, которые будут размывать голоса. Ситуация крайне интересно повторяет выборы в РФ 2018г.: целая гора кандидатов пытается оторвать у ВВП хоть кусочек.

Угрозы: гражданская война, рабство, интервенция, гуманитарная катастрофа - повседневность.

Запад Магриба (Алжир, Марокко и Мавритания): рабовладельцы текущей или второй итерации.
У Алжира большой шанс повторить исламистский путь (особенно на фоне зреющего ухода 80-тилетнего президента Абделя Азиза Бутефлика и уже перезревшей в предмайданной ситуации): подрыв страны с 40-ка млн. населением снесёт всё на своём пути).
В Мавритании до сих пор сохранилось рабство (до 600 тыс. негров-рабов). В то же время очень высока вероятность возрождения алжиро-марокканской войны (на фоне споров о Зап.Сахаре).
Марокко обладает потенциалом создания своего регионального центра ислама (традиционно), если текущая власть окажется неспособна сама провести реформы (в сторону фундаментализма), то растёт вероятность арабской весны или полноценной войны с исламистским Алжиром (с не предсказуемым заранее результатом). Иначе говоря: у Марокко имеются шансы стать во главе западного Магриба, т.к. в отличие от Алжира у него есть шанс сохранить государственность в ходе новой волны арабской весны. Формальным противовесом данной возможности Марокко является Мавритания.
Тут интересен сам баланс сил в регионе: Алжир – активно конфликтует и поддерживает сепаратистские отношения в Марокко (Полисарио), что как бы ставит его на первое место по противникам, в то же время Мавритания – плавно выходит на уровень аналогичного духовного лидерства. Если руководство Марокко окажется неспособно решить обе эти проблемы почти одновременно – почти однозначная арабская весна и гражданская война. Маркером успехов Марокко является – Зап.Сахара. В случае неудачи исламизма сверху в Марокко, его роль перехватит Мавритания, которая имеет крайне интересные возможности к созданию черной исламистской империи в Зап.Африке, которая и станет тем буфером, через который арабы не продвинутся южнее (но исламизм захватит почти всю Африку).

Прочие страны Африки: ситуация слишком зависит от решения предстоящего египетско-эфиопского конфликта. В случае победы Египта, либо патовой ситуации – распространение рабства почти по всей Африке, при чем в первоначальной компиляции основными рабовладельцами будут арабы-исламисты, а рабы – негры. Предполагаемая граничная точка распространения рабства на юг (по восточному побережью) – Зимбабве, но не окончательная. По Западному побережью – пока не вижу четкой границы: либо слишком плохо слежу за ситуацией в Африке, либо она еще не проявилась. Очаговое возрождение рабства уже наблюдается в Ливии, Нигерии, Мавритании.

Юг Африки (ЮАР, Лесото, Свазиленд, Зимбабве?, Ботсвана?, Намибия?, Ангола?, Замбия?) – регион формирования очередного регионального центра. Формат будущего блока пока еще тяжело угадывается, но есть уже видимые черты: подчинение политики государств экономическим связям, второй отличительной чертой является сила католицизма в регионе. В то же время наметился крен в сторону возврата «белых фермеров» в регион, что как бы предрекает возможность возрождения рабства, в несколько другом формате: где исламизм будет заменён католицизмом, но только с возвратом белых. Без возврата «белых фермеров» – у региона пока не вижу перспектив роста, т.к. у текущего черного большинства преобладает культ карго буквально во всём: начиная от танцев в парламенте при импичменте и колдовства как фактора предвыборной гонки.

Викторианский конгломерат (Кения, Уганда, Руанда, Бурунди, Танзания) – наиболее действенный предполагаемый / уже существующий союз черных государств центральной Африки. Ему предстоит столкнутся с объединёнными силами исламистов (Египет+Судан) вначале в Южном Судане и Сомали, а чуть позднее – в Эфиопии. Является ситуативным союзником Ирана-Йемена – и только с их помощью я вижу победу над исламистами (победа = банальная остановка продвижения на юг в первом Эфиопском конфликте). Сможет ли Викторианский конгломерат пойти на союз с исламскими государствами в противостоянии с другими исламскими государствами и не будет ли слишком поздно – ключевая точка бифуркации. В случае запоздания с союзом – шансов у Викторианского конгломерата более не будет = ему уготована роль невольничьего рынка. Возрождение рабства в данном регионе крайне велико не зависимо от успехов в войне против исламистов, просто в случае победы над исламистами – рабство здесь не будет иметь религиозные черты. Также стоит учесть, что союз не до конца сложился. Посему не верю в возможность выстоять самостоятельно Викторианского конгломерата – банально не хватит экономических сил. Но даже если бы экономика позволяла - нет внутренней стабильности: беспорядки в Кении после президентских выборов в 2017г.; Уганда – на лето 2017г. приняла 1,3 млн. беженцев из Южн.Судана, престарелому президенту 75 лет пора уходить – выборы в 2021г. = фактически смесь ситуации Алжира и Сирии, поддержка повстанцев в Конго в 1998-2002г.г., в Дем.респ.Конго в 2012-13г.г.; Руанда – проведение крайне агрессивной политики в сопредельных государствах (повстанцы в Конго в 1998-2002г.г., в Дем.респ.Конго в 2012-13г.г., в Бурунди в 2015г.); Бубурнди – попытка переворота май 2015г., когда геноцид тутси буквально повторился, в стране фактически действует военная диктатура; Танзания - в стране почти авторитаризм с почти запретом президентских выборов (утверждение об авторитаризме очень спорно). Покаяние католической церкви, которая взяла часть вины за геноцид в Руанде на себя, даёт предпосылки будущей религиозной резни – фактически регион преподносится в жертву исламистам.

Не зависимо от успехов в Эфиопской войне исламистских Египта-Судана складывается ситуация, когда исламисты расширят зону рабозаготовки на юг. При чем, неудачи в Эфиопии будут компенсироваться набегами в данные государства.



О запрограммированности поведения государств: Передняя Азия
occupationkh
[Передняя Азия]
Государства Передней Азии: Ливан, Иордания, Сирия, Палестина, Израиль. Регион в целом на текущий момент испытывает преобладающее влияние США, которые имеют минимум две точки приложения в регионе: Израиль и КСА. По мере ослабевания влияния США намечается крах государственности КСА и Израиля, а также перекраивание политической карты региона. Но прямого выхода Ирана в Средиземное море пока не видится.

Предполагается рост влияния Ирана, хотя до включения в состав Ирана маловероятно дойдёт. В пике влияния Ирана – местные с большой вероятностью всё равно сохранят автономию в той или иной степени. В регионе уже бушует война в Сирии, где схлестнулись интересы Ирана и КСА. Предполагается еще до трёх конфликтов: мусульмано-израильская война (на стадии розжига прямо сейчас), сунитско-шиитская война (или война Иран vs КСА, или гражданская война в КСА – уже также на стадии розжига) и египетско-иранская война (сугубо предполагаемая война – на основе анализа ситуации по завершении прошлых двух войн).

Прочие заметки по теме:
Введение, Большая Евразия (Иран, Турция, Россия)
Кавказ (Азербайджан, Армения, Грузия), Персидский залив (Катар, Йемен, Кувейт, Объединённые арабские эмираты, Бахрейн, Оман, Ирак, Курдистан и Саудовская Аравия)
Средняя / Центральная Азия (Афганистан, Пакистан, Туркмения, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, Казахстан)
Балканы (Республика Кипр (РК), Турецкая Республика Сев.Кипра (ТРСК), Греция, Македония, Косово, Албания, Черногория, Босния и Герцоговина (БиГ), Сербия, Болгария, Хорватия, Словения)
Африка (Египет, Судан, Эритрея, Южный Судан, Эфиопия, Сомали, Тунис, Ливия, Алжир, Марокко, Мавритания и прочие государства скопом)

Ливан: зона конфликта Иран vs Израиль+США.

При неоспоримом росте влияния Ирана – рост влияния хезболлы вплоть до очередной попытки пересмотра внутреннего государственного аппарата (это маловероятный, но возможный ход событий), когда хезболла попытается взять государственный аппарат под свой контроль на фоне успехов в Сирии. Успех хезболлы в Ливане и их звезданутость на фоне успехов станет поводом обострения отношений с Израилем. Израиль вновь атакует Ливан (как в 2006), но огребёт от повзрослевшей в Сирии хезболлы (хотя нельзя исключить первоначальную оккупацию Ливана). Это станет спусковым крючком для переноса боевых действий в Израиль, а заодно и пересмотра внутренней политической парадигмы Ливана (в пользу хезболлы, т.е. возможен и обратный вариант, когда хезболла получит власть на фоне противодействия вторгшемуся Израилю). При чем, хезболлу поддержат Иран и Сирия, которая будет возвращать Голланы. Также возможно участие Египта и Турции на стороне мусульман, Иордания – крайне маловероятно. На первоначальном этапе: возможна почти полная оккупация Ливана силами ЦАХАЛа (либо по схеме 2006г: оккупация исламского юга), что и станет точкой объединения мусульман, пересобрания их союза.

Сценарий весит в воздухе из-за слишком многих влияющих факторов, конкретно позиция Ирана здесь – ответная реакция на агрессивные действия Израиля. Он фактически – заложник позиции Израиля. В общих чертах история повторяет последнюю войну в Йемене, только коалиция будет на другой (иранской) стороне.

В случае потери берегов хезболлой – она может попытаться взять под контроль весь Ливан в обход текущего устройства власти, что может стать причиной новой гражданской войны и резни христиан. Тут примечательным является степень контроля Ираном хезболлы и возможные попытки перехвата этого управления Турцией.

По итогу мусульмано-израильской войны вполне может стать перед выбором: то ли расширения территории самого Ливана, за счет ряда земель Израиля, либо создания отдельного государства хезболлы на базе юга Ливана и севера Израиля. Путь создания отдельного государства хезболлы – это путь пика влияния Ирана, который всё же как-то попытается прорубить коридор в Средиземномерье.

О внутренней подготовке Ливана к предстоящим событиям также говорят такие события. Убийство (и арест убийцы) сотрудницы британского посольства (тут уже развод с Британской империей). История с «бегством» премьер-министра Саада Харири (4 ноября пишет «под давлением Эр-Рияда» заяву об отставке, а 13 дек. 2017г. – отзывает её) – это именно процесс вывода Ливана из-под прямого управления КСА (под диктовку принца Мухаммеда премьер делал отречение). Интересна роль ЕС: Франция освобождает из заточения премьера, а президент Германии впервые за 120 лет решает посетить эту страну. В то же время стоит учитывать заявление С.Харири по возвращении о роли хезболлы с фактическим признанием за данной организацией национальных интересов Ливана. Т.е. в ходе всей этой эпопеи произошёл красивый отрыв Ливана от КСА (и последовавшие злоключения ХАМАСа дополнительное подтверждение) в пользу Ирана при посредничестве Франции и Германии.

Взаимные обвинения (ХАМАС поддержал ССА) Б.Асада и С.Харири в ходе войны в Сирии, что при сохранении поста С.Харири не даёт перспектив на объединение двух арабских государств. Это окно овертона не закрыто плотно: либо уход ХАМАСа из Ливана, либо уход С.Харири с поста позволяют провернуть объединение. Подрыв лидера ХАМАС в янв.2018г. в Ливане намекает.

Крайне интересная ситуация с миротворцами ООН в южном Ливане (UNIFIL, 15тыс.) – мандат до авг.2018г. Во всех предыдущих ливано-израильских войнах они показали крайне низкую эффективность. США (хезболла признана террористической) и Израиль (не член СБ ООН) всячески настаивают на более силовом мандате миротворцев против хезболлы.

Угрозы: террор – повседневность, война, интервенция – крайне высокий, гражданская война – высокий.

Иордания: одна из предполагаемых зон спокойствия на Аравийском полуострове. Рядом будут бушевать войны: очередная исламо-израильская, война-гражданская война в КСА. Сможет ли Иордания устоять от соблазнов обеих войн – ключевые точки бифуркации. В обоих войнах у Иордании есть неплохие шансы поживиться за счет прилегающих территорий, но участие в них станет своеобразным разогревом внутренней жизни – и может стать по принципу «трех да» поводом для участия уже в египетско-иранском конфликте. В ходе последней войны уже существует большая угроза потери государственности.

Приняла 1,3 млн. беженцев из Сирии (своих жителей ~10млн.).

При сохранении текущий тенденций – становится одним из русел эвакуации текущего руководства КСА (прочие: ОАЭ, Оман), что фактически загоняет Иорданию в союзники к Египту. Поэтому дабы не допустить полного поглощения всей территории КСА Ираном (или его сателлитами) – может (при поддержке Египта и бежавшей верхушки КСА) оккупировать ряд регионов КСА с целью недопущения окружения региона Медина-Мекка шиитами (а значит, создания угрозы перехода Мекки под власть шиитов).

При неоспоримом росте влияния Ирана – достаточно мирным путём станет его вассалом (хотя вначале побудет за КСА и Египтом): буквально несколько переворотов-майданов. При отсутствии неоспоримой мощи Ирана – будет вассалом Египта и возможно ареной будущей войны Египет vs Иран.

Угрозы: террор – средне, война - средне.

Сирия: зона текущего конфликта Иран+РФ vs Израиль+США+КСА.

При неоспоримом росте влияния Ирана – возможен конфликт Иран vs РФ (Китай скорее всего займёт нейтралитет, или попытается использовать конфликт РФ с Ираном для замены российского контингента своим – он реально заинтересован в подмене РФ и потому вполне может преследовать данную цель). Для начала конфликта РФ vs Иран – крайне необходим режим передышки: когда у Ирана появится желание и возможность перегруппировать свои силы, либо ситуация форс-мажора на иранских фронтах, когда потребуется выжать максимум в кризисной ситуации. Во всех других ситуациях – Ирану не выгоден конфликт с РФ, а т.к. сейчас и в прогнозируемом будущем у Ирана в ближайших перспективах нет ни периода спокойствия, и заметен явный бесконечный форс-мажор – сценарий маловероятен = остаются только явные провокации. Иран на текущий момент не заинтересован в конфликте с РФ, т.к. слишком сильно завязан на неё, но с созданием южного рукава шелкового пути – появляются первые предпосылки развода.

Реальный сценарий: баланс сил РФ и Иран приводит к переучреждению государства по новым принципам, когда основа ВС – под контролем Ирана, в то время как РФ обеспечивает зонтик от внешнего вторжения. О степени влияния на Сирию можно судить по количеству военных баз: у РФ 2 (авиа и морская), у Ирана – около десятка (сухопутные).

Первая точка бифуркации: предстоящая проблема переучреждения государственности Сирии: на сколько будет зафиксировано влияние Ирана, а на сколько – РФ, или Китая, на сколько будет решен вопрос межнациональной розни в разоренной стране, на сколько власти пойдут на уступки всевозможным экстремистам, на сколько будет зафиксирован реваншизм – желание ответить обидчикам за «арабскую весну». На сколько сирийский Курдистан будет усмирён и на сколько он поддержит возрождённый иракский ИГИЛ. Т.е. вопрос в конституционном (законодательном) решении, а не в том, как сейчас решается – кулуарно с каждой деревней отдельно, т.е. вопрос преобразования текущих кулуарных договоров в конкретные законодательные акты.

Вторая точка бифуркации: Сирия – один из участников будущей мусульманской коалиции против Израиля (+США+Великобритания) в связи с оккупацией Израилем Голанских высот (т.е. если война начнётся, устоять в стороне будет практически невозможно). Сирия, в случае удачного к тому моменту разрешению вопроса переучреждения государственности – будет захлёстнута идеей реванша (?), особенно с учетом того что Израиль регулярно проводит акты агрессии на территории Сирии (сейчас), а может перейти к открытой поддержке возрожденного ИГИЛа в суннитском Ираке. В данном вопросе устоять от ответки Сирии будет очень тяжело, особенно с учетом того что один из основных союзников (Иран) также заинтересован в противостоянии Израилю (хотя возможен вариант и без прямого участия Сирии). В конфликте мусульмане vs Израиль – при удачном прохождении первой точки бифуркации, Сирии уготована роль основных мускул исламской коалиции в данном конфликте (на ровне с ливанской хезболлой). Существенным влиянием на войну окажет ситуация в КСА: начнётся там к этому времени гражданская война (что выгодно мусульманам и фактически сулит им победу).

Наиболее реальный ход предполагаемой войны мусульмане vs Израиль. Война начнётся с оккупации Израилем южного Ливана (по схеме 2006г.), возможно всего Ливана (для будущего Ливана это всё же меньшая кровь) – на этот момент Ливан будет воевать один против союза Израиль + США + КСА + Великобритания; далее – по мере ухода США с Ближнего Востока – начнётся развал в КСА, в итоге на крайне короткий период ситуация стабилизируется на уровне один Израиль (+Великобритания) против одной хезболлы (возможно их поддержат просирийские части политикума Ливана). И только после – в поддержку хезболлы выступит вначале Сирия, а потом – практически весь иранский блок (включая Йемен и Турцию). Т.е. роль Ливана – жертва, которая заманивает евреев в ловушку. На конечном этапе войны, когда уже будет понятно, что Израиль пал – в войну ввяжется Египет (а возможно и Иордания) с целью оккупации региона Газы (создание того самого буфера от иранского влияния на юге – предотвращения угрозы Суэцу).

Для Сирии минимальным итогом участия в войне будет: возврат Голанских высот, максимальным: присоединение территорий Палестины и Ливана. Иерусалим станет мусульманским (шиитским?).

Третья точка бифуркации: на сколько будет сохранена государственность Ливана – при некоторой вероятности он может войти в состав Сирии, при другой – разделён: мусульмане (юг) уйдут (в Сирию?, в Палестину?), христиане – создадут новое государство (попадут в ранг угнетаемых?). Очень много непоняток, но будущее Сирии будет сильно зависеть от данных решений (хотя сама Сирия прямо и не завязана, тут скорее завязка на попытки Ирана переустроить регион по-своему).

Угрозы: террор, гражданская война, интервенция – повседневность.

Палестина: зона текущего конфликта мусульмане vs Израиль. Конфликт идёт уже давно, время от времени разгораясь до пламени полноценной войны. С момента создания Израиля преимущество было на его стороне, поэтому является зоной еврейской оккупации арабов.

Текущий всплеск вызван, прежде всего, признанием США столицей Израиля Иерусалима, что фактически нарушает межконфессиональный договор (конкретно данное признание врядли станет поводом для войны, но душок оставит, да и позволяет явно отследить заказчика данной войны). Это станет причиной очередной войны, в которой палестинцы с крайне большой вероятностью в очередной раз проиграют = им уготована роль очередной жертвы, чтоб у Израиля появился вкус к победам и они не боялись текущих мусульманских государств и спокойно влезли в Ливан. Террор, не смотря на очередное поражение арабов, не прекратится, но ярких бд я не ожидаю до начала разгрома евреев в Ливане. Вот когда начнётся наступление арабов (из Ливана-Сирии) – вот тогда тут будут полноценные бои, особенно если гонку «на Иерусалим» поддержат Египет и Иордания (тогда вполне может дойти и до межарабской рубки и на этой территории в т.ч.).

Интересной является судьба ХАМАС. В 2006-11г.г. они пытались расколоть Палестину, взяв под контроль сектор Газа и фактически начав гражданскую войну против ФАТХ (вост. берег р.Иордан) – в конечном итоге проиграли (не без помощи Израиля). В 2009г. у них разгорелся конфликт с Аль-Каидой и ИГИЛом. В 2014г. ХАМАС поддержал ССА в Сирии, где и потерпел поражение уже от Б.Асада и хезболлы. Если обобщить: то складывается впечатление, что организацию решено «мочить», что и реализуются везде, где они появляются.

ФАТХ и ХАМАС договорились провести президентские и парламентские выборы до конца 2018г. После поражений боевого крыла ХАМАС стал более сговорчивым и согласился на всеобщие выборы.

С уничтожением Израиля Палестина становится одним из возможных правоприемников, хотя крайне велика вероятность банального раздела данной территории между соседними арабскими государствами по зонам оккупации (см. раздел Германии в 1945г.: север – к проиранским Ливану-Сирии, юг – к Египту, побережье - Турция). Если Палестина как государство таки будет создано, то террор не завершится, политическая обстановка (по мере конфликта Египет vs Иран) будет крайне обострённой, но это будет наименее кровавым решением, т.к. она станет буфером с крайне возможным дрейфом в лагерь суннитского Египта. Если же буфер не будет создан – то на данной территории вполне может разразиться египетско-иранская война, как отголосок конфликта Египет vs Эфиопия.

Угрозы: террор – повседневность, война – крайне высоко.

Израиль: зона предстоящего конфликта мусульмане vs Израиль + США + Великобритания. Конфликт имеется и сейчас, но скорее в зачаточном (активно разогреваемом) состоянии. Дополнительно: см. Ливан, Сирию, Иорданию. С высокой долей вероятности потеряет государственность и будет разделён между соседними мусульманскими государствами: юг (Газа-Хеврон) – к Египту, Голаны – к Сирии, остальное – либо новое государство Палестина (в минимальном накале страстей, при минимуме межконфессионального межисламского конфликта), либо к хезболле (максимум страстей, жертв), с возможным созданием зон оккупации Иордании и Турции (может претендовать на прибрежные территории).

Другим вариантом начала мусульмано-израильской войны может стать схема, оглашаемая в СМИ: Израиль и США проведут военную операцию по всей территории Сирии для выдворения оттуда сил влияния Ирана. В текущих условиях они могут реализовать такую операцию только бомбёжками с воздуха.

Совсем недавно в Израиле разгорелся «скандал» по теме выселения с его территории евреев африканского происхождения (Эфиопия). Также недавно в Израиле подняли вопрос депортации 38 тыс. нелегальных африканцев (Эритрея, Судан), до этого их принимали и не трогали – а вот тут: как перегорело что-то. С одной стороны – Израиль такими маневрами лишается поддержки на местах – т.е. сам формирует вокруг себя кольцо врагов. С другой – это крайне интересно вяжется со сценарием войны в Эфиопии – как понимание того, кто её продвигает и какими методами.

В общем и целом сама причина начала войны не столь примечательна, единственным отличием такого варианта является провоцирование Ирана на действия прямо сейчас, пока его силы распылены на несколько ТВД. Поэтому данный сценарий скорее будет некоторым аналогом «странной войны», когда Израиль (а, возможно, к нему присоединятся США и Великобритания) будут почти (как минимум до развертывания полноценного ПВО Сирией или Ираном на территории Сирии) безнаказанно бомбить «иранские» объекты в Сирии.

По сути, схема опять же работает на раззадоривание Израиля: он видит что Иран толком не отвечает на еврейские провокации, и может накалять обстановку по максимуму. В принципе такой «тихий» конфликт, оставляет для Ирана крайне интересные способы ответа – мяч на его поле и когда и как он решит ответить, сугубо его личное дело (это еще не полноценная война и мирный процесс запустить также еще реально – но только при вменяемой политике Израиля и Ирана). Данный сценарий позволяет перейти к мусульмано-израильской войне без озвученной выше оккупации юга Ливана, но он не исключает эту оккупацию (если Израиль перейдёт к полноценным сухопутным бд, он будет вынужден реагировать на удары в фланг из Ливана сил хезболлы, соответственно – возможно расширение зоны израильской оккупации в самой Сирии).

Тут крайне интересная схема заложена извне: не дать Ирану постепенно разбираться с противниками: Йеменом, КСА и Израилем – параллельные конфликты гарантируют слабость (недостаточность) проиранских сил на всех фронтах – как следствие у противников появляется призрачный шанс на (пиррову) победу. Т.к. сценарий параллельности фактически запущен из США (Д.Трамп), можно предположить, что это именно его схема: удержание хоть какого-то амерского влияния на Ближнем Востоке (на фоне поражения в Сирии от РФ). Этот сценарий может остановить военную машину Ирана раньше намеченной границы и подорвать его силы. Существенная точка бифуркации, от которой зависит расклад всего Ближнего Востока.

В то же время неразгром центра мусульманства в КСА, с сохранением противостояния с иранским аятоллой, позволяет развивать центр мусульманства в Чечне (как и в ряде прочих регионов, к моменту разгрома КСА – они должны обладать определённым набором элементов суверенитета) = всегда проще действовать лавируя между несколькими центрами, чем противостоя одному признанному центру. Еще более существенной коррекции подвергнутся планы Турции на Балканах: Турция не решится на противостояние с ЕС, без победы над Западом в Израиле – т.е. начнётся лонгирование проекта Балканского ИГИЛа со стороны Турции (чем может спровоцировать конфликт с амерским влиянием в среде этого ИГИЛа) = что может привести к разладу уже всего налаженного проекта = не будет того потенциала, той силы что сейчас. Вплоть до гражданской войны в самой Турции, когда игиловцы вернутся назад и попытаются переформатировать вставшую на прикол-паузу Турцию (Р.Эрдогана). К слову о курсе на распылении сил Ирана есть и другой звоночек: из Йемена эвакуируют гуманитарные организации, значит гуманитарная ситуация там накалится вообще до предела – Иран заставляют организовывать его более внятную поддержку.

При неоспоримом росте влияния Ирана – может стать полем еще одной войны: уже Ирано-Египетской по пересмотру линии раздела Израиля, но с большей вероятностью – этого не будет и конфликт рассосется созданием буферного государства – Палестины, в которую войдёт Китай (как сейчас США в Израиле). Ситуация осложняется отсутствием вменяемости у руководства Израиля – они сами идут на поводу провокаций, сами устраивают провокации, сами проводят интервенции – сами активно нарываются и уже потеряли берега. Чем дальше – тем помощь от США будет всё более условной и всё более провокационной (пример, признание Иерусалима столицей), начало гражданской войны в КСА – сигнал к полному уходу США из региона.

Картинка становится вообще интересной, если проследить «войну между евреями и неевреями» (@Г.Киссинджер) в Белом Доме.

Угрозы: религиозный террор (вначале жидовский, потом – мусульманский) – крайне высоко, война – крайне высоко, геноцид - высоко.



Суд над Яныком в Куеве (обновление №3)
occupationkh
Read more...Collapse )

Tags:

О запрограммированности поведения государств: Балканы
occupationkh
[Балканы]
Государства Балканского полуострова: Республика Кипр (РК), Турецкая Республика Сев.Кипра (ТРСК), Греция, Македония, Косово, Албания, Черногория, Босния и Герцоговина (БиГ), Сербия, Болгария, Хорватия, Словения. Регион в целом на текущий момент испытывает преобладающее влияние США, которые имеют как непосредственно свои точки приложения силы в регионе (Болгария, Турция, Косово, Греция), так и опосредованного контроля (через членство в НАТО: Греция, Турция, Албания, Болгария, Словения, Хорватия, Черногория). Также в РК присутствует военная база Великобритании.

Регион испытывает постепенно растущее влияние исламизма со стороны уже ранее описанных протурецких организаций. Помимо деятельности данных организаций в регионе уже присутствуют государства исламистского толка: ТРСК (протекторат Турции), Македония, Косово, Албания, БиГ, которые и являются ключевыми узлами в формировании сети исламистских организаций региона.

В регионе складывается ситуация подготовки площадки для создания балканского ИГИЛа. В отличие от среднеазиатского ИГИЛа, где произошёл раскол в правящей верхушке: Иран, Турция, США. На Балканах такого кризиса управления не видится: сходство интересов тут не нарушается. И Турция и США заинтересованы в подрыве стабильности в ЕС, а Иран – слишком занят прилегающими и более горящими вопросами и ему не до вмешательства. Государства региона уже подготовлены для роли жертвы – сопротивление в большинстве случаев планируется максимум очаговое, которое с большей вероятностью будет раззадоривающим нежели способным противостоять исламистам. Сопротивления от кого-либо кроме Хорватии, Сербии и Болгарии (и то очагового) я фактически не ожидаю.

По итогу: будет сметена целая плеяда балканских псевдогосударств (где в ходе майдана, где – вторжением извне).

Прочие заметки по теме:
Введение, Большая Евразия (Иран, Турция, Россия)
Кавказ (Азербайджан, Армения, Грузия), Персидский залив (Катар, Йемен, Кувейт, Объединённые арабские эмираты, Бахрейн, Оман, Ирак, Курдистан и Саудовская Аравия)
Средняя / Центральная Азия (Афганистан, Пакистан, Туркмения, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, Казахстан)
Передняя Азия (Ливан, Иордания, Сирия, Палестина, Израиль)
Африка (Египет, Судан, Эритрея, Южный Судан, Эфиопия, Сомали, Тунис, Ливия, Алжир, Марокко, Мавритания и прочие государства скопом)

Республика Кипр (РК) и Турецкая Республика Сев.Кипра (ТРСК) – зона текущего нерешенного и предстоящего горячего конфликта Греция vs Турция.

С крайне большой вероятностью: возобновление конфликта между республиками, особенно с началом мусульмано-израильской войны (в частности на стадии оккупации Ливана). Формальным поводом к возобновлению войны может стать что угодно, вплоть до прямой поддержки с UK-базы действий израильской армии (с большой вероятностью эта база может стать заменой турецкой Инджирлик), а также включая банальную религиозную провокацию. Достаточно быстро в войну будет втянута и Греция (прямое присутствие вс на острове уже сейчас), в то время как до её втягивания – сама Турция скорее всего будет не замечать конфликт, более занятая вторжением и зачисткой Израиля. Но с завершением израильской эпопеи – силы Турции высвободятся и она сможет оказать действенную помощь ТРСК. РК будет крайне быстро оккупирована, а бд плавно переместятся в Эгейское море.

Интересная точка бифуркации: сохранит ли Турция государственность ТРСК после окончания войны на Кипре. Фактически свидетельствует о внутренней силе Турции, если государственность ТРСК будет сохранена более чем окончание вторжения в Италию – Турция крайне слаба и скоро выдохнется

Угрозы: война – крайне высоко, религиозный и этнический террор – высоко.

Греция: зона предстоящего конфликта Греция vs Турция. Предполагаемая первая жертва интересов Турции в Европе. Крайне возможный вариант развития событий: повтор с выходом Греции из НАТО 1974г – так НАТО не вступает в войну, т.к. по старой доброй традиции еврогенералы будут увещать Турцию отказаться от агрессии (хотя выход из НАТО – не столь важен = организация и так в глубоком упадке). В любом случае ситуация для Греции предрешена: почти полная оккупация в минимальном варианте. Афины с учетом мигрантов вообще уже фактически пали. На сколько греческая армия окажется способной сопротивляться с потерей столицы без боя - крайне интересная тема, особенно если учесть текущий экономический коллапс.

Крит – единственная зона Греции, которая имеет шансы выстоять. Скорее всего, продержится дольше всех прочих греческих земель. Предел существования «независимости» - операция в Болгарии = к окончанию этой операции остров однозначно должен пасть перед турками. Это тест для Турции на способность проведения морских операций, без которых дальнейшее покорение Европы просто не возможно.

С точки зрения дальнейших войн Турции в Средиземноморье крайне важен безболезненный захват греческого торгового флота. Он хоть и устарел, но всё еще крупнейший в Мире (15% мирового флота по тоннажу в 2011г.), больше чем сумма (по финансовой стоимости 2016г.) трех прочих европейских стран в десятке крупнейших флотов мира: Германии, Норвегии и Дании. Роль для этого флота уготована крайне интересная: стать тем мостиком, кто организует переброску войск для вторжения в Италию. А также на него лягут тяготы снабжения турецких войск в заморских компаниях.

Еще одной интересной вехой в истории покорения Греции является её ВМФ со всего одной основной точкой базирования – Саламин, в непосредственной близости от Афин. Количество мусульманских беженцев в Афинах уже сейчас зашкаливает и если Турция сумеет их правильно организовать, то вместе с падением столицы она как минимум заблокирует большую часть вмф Греции на Саламине. Крайне спорный момент, но и крайне перспективный, позволяющий Турции буквально одним броском удвоить свой вмф.

Все эти флотские особенности Греции позволяют предположить, что Турция не будет устраивать в Греции явный террор, а также Греция не планируется как зона рабозаготовки ИГИЛу – она скорее планируется как зона непосредственного расширения самой Турции (и возможно сохранит некоторую автономию – на начальном этапе, почти однозначно). Турция постарается провести операцию достаточно мирно, с минимальными нарушениями международного права, с целью переманить экипажи почти всех кораблей на свою службу. Второй и также важной причиной отсутствия террора в Греции (как минимум на начальном этапе – до вторжения в Италию) является курс на замыливание ситуации в глазах еще полноценной власти ЕС. Возможно, что Турция будет использовать лозунги: помощи в выплате внешних долгов при переманивании греков на свою (неправительственную) сторону. Т.е. Турции выгодна своеобразная гражданская война, когда население (при поддержке заряженных мигрантов) свергнет своё правительство, а сама Турция введет войска для поддержания мира.

Интересна позиция Китая, который ставит на рост товарооборота и судоходства в восточном Средиземноморье и сейчас активно вкладывается в модернизацию порта Пирея (Афины). Китай ставит на рост товаропотока именно в Грецию, как и на рост потребностей региона в ремонте судов. Это еще один звоночек, который намекает, что в Греции под Турцией всё будет более-менее пристойно. Самая прямая аналогия: Чехословакия под Гитлером, только с душком фундаментализма вместо фашизма…

Против Греции вполне может выступить праобраз балканского ИГИЛа: Македония. Это интересный звоночек и может свидетельствовать о слабости подготовки самой Турции с перспективой обособления Балканского ИГИЛа от Турции в будущем (но это не однозначный показатель).

Угрозы: война, оккупация – высоко, экономический коллапс - повседневность.

Македония: зона тлеющего конфликта Македония vs Турция. В случае удачного развития событий для Турции в Израиле – почти одновременно стартует проект майдана в Македонии (с началом прямой войны Греция vs Турция).

События не особо зависят от событий в Греции, поэтому Турция может инициировать майдан по своему усмотрению: как перед реальной войной с Грецией (позволяет использовать как дополнительный плацдарм в войне, но минус с рассредоточением сил, показывает всему миру агрессивность Турции), так и во время войны (со взятием Фессалоник открывается перспектива прямой дороги на Македонию, откуда могут подойти подкрепления), так и после (не позволяет подготовиться к войне прочим балканским государствам – прежде всего Сербии).

После удачного майдана, достаточно быстро пройдёт зачистка всех несогласных (оставшихся?). Крайне интересным является такая точка бифуркации как: создание исламского государства на Балканах: кто будет у истоков создания балканского ИГИЛа: Албания, или Косово, или Македония. У Македонии неплохие шансы: 1) предстоящий майдан позволит легко убрать пусть и своих, но не совсем верно мыслящих людей (Албания, Косово, Босния и Герцоговина лишены такой перспективы), 2) близость Греческого твд позволяет провести более тщательный отбор кандидатур (Босния и Герцоговина лишена, а Албания не может легко нарушить границу – см.Италию), 3) «центральность» региона с точки зрения выбора жертв: граничит и с Сербией, и с Болгарией, при чем последняя наиболее существенный противник для Турции по целому ряду показателей, 4) изначальная нестабильность правительства: вследствие амерского вмешательства отсутствуют отдельные институты государственности, как следствие такое государство свалить майданом проще (чем Албанию или БиГ).

При более адекватном поведении Турции будет выбран вариант сохранения границ существующих государств и приведения там к власти вассального правительства как через череду правительственных кризисов, так и прямыми назначениями из Анкары. Есть и третий (наиболее неудачный для Анкары) вариант: начнут все захваченные территории прямо присоединять к Турции.

В связи с предстоящими перипетиями вполне может стать очередным очагом возрождения рабства. Возможен также вариант небольшой гражданской войны после майдана – в любом случае исламский майдан тут может победить буквально за пару недель.

Угрозы: майдан – высоко, террор – повседневность, возрождение рабства, экономический кризис – высоко.

Косово: зона плавно переходящего влияния США в Турцию. Как и Македония может претендовать на роль центра нового исламского государства на Балканах, хотя я бы поставил на Македонию. В связи с предстоящими перипетиями вполне может стать очередным очагом возрождения рабства. Как я считаю: для центра исламского государства тут есть минусы: 1) слабая экономическая база, 2) расположенность в глубине горного массива, 3) удалённость от основных транспортных артерий.

Угрозы: майдан – крайне высоко, террор – повседневность, возрождение рабства – высоко, война - высока.

Албания: зона плавно переходящего влияния США в Турцию. Особо большие потрясения маловероятно будут до окончания греко-турецкой войны. Хотя с учреждением в Косово-Македонии исламского халифата (либо их прямым уходом под Турцию) встаёт вопрос существования независимой Албании.

С большой вероятностью – она просто примет вассалитет с постепенным креном в исламизм сунитского толка, т.е. сохранит некоторую автономность от центра на начальном этапе. Вполне возможно, что эти политические перипетии будут сопровождаться майданом, но совсем необязательно. Сохранение «независимости» Албании для Турции – одна из интереснейших точек бифуркации: при сохранении видимости независимости Турция получает: 1) вторые ворота в Италию, 2) своего члена в НАТО (если сама Турция еще будет состоять в НАТО и после разгрома Греции НАТО еще сохранит функциональность), в то время как присоединение Албании что-либо изменить в грядущих раскладах ничего не даст. Тяжёлое экономическое состояние – является залогом про-турецкого выбора Албании, Турции ничего толком и делать не надо.

Угрозы: религиозный террор – крайне высоко, экономический кризис – повседневность.

Черногория: зона предстоящего конфликта ЕС vs Турция. Нежизнеспособное псевдогосударство станет первой жертвой балканского исламского халифата, т.е. удар будет из Македонии-Косово при поддержке Албании, Боснии и Герцоговины, Турции. Уже после падения Греции. Но с учетом хитрожопости руководства Черногории – вполне может сдаться без боя: достаточно прорыва боевиков через границу в столицу и организации псевдомайдана – крайне интересная тенденция при организации прорыва именно из Албании, как еще одного члена НАТО. Другой вариант оккупации Черногории – из Боснии и Герцоговины, с которой имеется территориальный спор – в таком варианте Черногория скорее будет разделена между соседями – но это с большей вероятностью станет реальным только после вступления Боснии и Герцоговины в НАТО, либо с полным крахом данной организации.

С большей вероятностью: Босния и Герцоговина просто присоединится к пиру стервятников после падения Подгорицы и введёт войска на интересующие земли под предлогом защиты от беспорядков. Задача, которую решают исламисты: создание единого массива суши своих территорий = ликвидация «лоскутного одеяла». Общее время проведения операции: пара недель.

Угрозы: оккупация – высоко.

Босния и Герцоговина (БиГ): зона текущего влияния исламистов с преобладанием США над Турцией (т.е. для продвижения далее Турции хоть убей, но надо договариваться с США), законспирированных под «европейцев». С созданием Балканского исламского халифата возрастает вероятность активации данного «задремавшего» исламского анклава.

Первым пробным шаром по координации с халифатом станет раздел Черногории, вторым – оккупация Сербии. Вполне возможно, что для инициации необходимого курса потребуется майдан, но маловероятно. В войне против Сербии станет основным ударным звеном исламистов (без учета турецких частей). В предстоящей войне с Болгарией примет участие скорее только добровольцами.

Для БиГ необходимо сохранение института государственности пока на границах сохраняются прочие европейские государства. С крахом соседних еврогосударств теряется цель государственности БиГ и скорее всего эта бутафория будет ликвидирована.

Угрозы: террор – крайне высоко.

Сербия: зона предстоящего конфликта ЕС vs Турция. Окрылённые успехом в Черногории балканские исламисты возьмутся за Сербию.

С учетом текущего руководства страны – проевропейского, с большой вероятностью будет разыгран спектакль «ущемления прав мусульман геями» в каком-либо регионе страны, что и станет формальным поводом к вторжению (вначале добровольцы, а потом – уже и воинские части зайдут).

С текущим руководством: страна – жертва без шансов на победу. Хотя ситуация не исключает героизм отдельных подразделений в обороне. Без внешней поддержки выстоять практически нереально (именно поэтому откололи от Сербии Черногорию в 2006г – лишили выхода к морю). Как либо защищать Сербию США+ЕС не собираются: у неё судьба жертвы.

По итогу вторжения: с большой вероятностью будет полностью оккупирована балканскими исламистами, хотя в случае сохранения независимости БиГ – часть может уйти и к ним. Станет зоной создания нового европейского рабства (в данном моменте сильно повторяет судьбу южного Судана). С большой вероятностью население будет не защищаться, а бежать (просто побоятся опять оказаться под бомбами НАТО), что и обеспечит успех миссии исламистов. Если где и сохранятся очаги сопротивления – то на уровне партизанщины, страна приговорена.

Угрозы: оккупация, рабство, геноцид, террор – высоко.

Хорватия: зона текущего приложения силы США. Растёт вероятность хорватско-словенского конфликта из-за территориального спора. Если дойдёт до конфликта (а вероятность этого растёт), то Хорватия вполне может пойти на агрессию, что станет крайне интересным с точки зрения права ЕС и НАТО.

С точки зрения интересов Турции данная война крайне необходима: она замаскирует для ЕС создание балканского халифата и его расширение, как и уменьшит внимание к событиям в Греции. С точки зрения США война также расшатывает устои ЕС = вотум недоверия третейскому суду в Гааге, проще повоевать, нежели слушать суд, еще одна трещина в ЕС. В общем, у Хорватии имеются агрессивные союзники, которые её руками хотят загрести жар. Потому считаю, вероятность данного конфликта крайне высокой.

В отличие от войн расширения балканского халифата, данная война скорее всего будет крайне затяжной (тут уже интересы Турции играют на затягивание конфликта, хотя с точки зрения США – уже не столь важно, главное чтоб кошка пробежала).

У Хорватии имеются шансы победить Словению… - пиррова победа. Чем воспользуется уже Балканский халифат, который к этому времени уже должен покончить с Черногорией, Сербией (в планах так), Болгарией (под вопросом, скорее она – на закуску). И по обескровленной в войне со Словенией Хорватии будет нанесён удар «защищаем права мусульманского населения». Хорватия попытается сопротивляться, но быстро будет разгромлена и станет уже третьим полем рабозаготовки балканского халифата. А ЕС будет просто наблюдать судьбу того, кто забьёт осиновый кол в его труп.

Угрозы: война, террор – высоко, оккупация – средне.

Словения: зона текущего приложения силы ЕС. Растёт вероятность хорватско-словенского конфликта.

С учетом заинтересованности в горячей фазе конфликта кучи сторон, у Словении будет мало шансов выпетлять из капкана подготовленной войны, тем более что она и не пытается. Тем более что она, как очередная страна-жертва, и не пытается выйти, а наоборот нагнетает и провоцирует.

С крайне большой вероятностью вторжение войск Хорватии остановить не удастся – буквально в паре сражений словенцы будут разгромлены и перейдут к партизанской войне. Вот тут уже Турция переходит в прословенский лагерь: ей выгодно затягивание конфликта, потому мы услышим байки о бравых словенских партизанах, которые будут громить хорватов. Возможно, сохранится очаговое сопротивление отдельных регулярных частей.

Поддержка Турции (а возможно и балканского халифата) будет оказана – принципиальным является, какой именно сценарий по зачистке Словении. Тут существенная точка бифуркации: на сколько прогнётся Словения под исламистов? Дойдёт ли до прямого ввода войск-наёмников? Если дойдёт до прямого ввода наёмников, то появляется альтернативный сценарий развития покорения Хорватии (в дополнение к описанному в п.Хорватии) – исламисты из Словении ударят по хорватам и сметут их, на завершающем этапе возможны и прямые удары в тыл хорватам со стороны БиГ и Балканского халифата. Натяжек в этом сценарии на порядок больше, но с точки зрения красоты сценария – очень сильный, у исламистов появляются шансы задавить Болгарию общими силами. Заключительным этапом данного сценария станет майдан в Словении по аналогии с Македонией, где наемники выбили себе внеконституционные права. Для Турции данный сценарий всё-таки предпочтительнее удара в спину ослабленной Хорватии, т.к. позволяет зайти к Италии с ещё одного фронта, несколько конфиденциально (никто не знает когда взбунтуются наёмники). Сценарий требует большей подготовки и большей опоры на местные кадры, что, естественно, может сбойнуть в самый неожиданный момент. Дополнительным бонусом является меньшая зона предполагаемой партизанской войны против исламистов (только Хорватия, без Словении, где все местные партизаны по-тихому будут зачищены исламистскими наёмниками).

С подчинением Словении (но без потери государственности), исчезает прямая необходимость в существовании марионеточной БиГ, процесс потери государственности начнётся по полной (до этого будут только намеки) – присоединение к Балканскому халифату (Черногория, Сербия, Хорватия - оккупированы).

Вторым источником наёмников (кроме откровенных исламистов) для Словении могут стать сербы, бежавшие сюда от исламистской резни в самой Сербии. А далее – уже они устроят резню хорватов по старой памяти, с последующим вливанием в халифат (в духе хусейнской баас, влившейся в ИГИЛ в Ираке). Турция в них будет заинтересована как в возрождённой идее янычар, все прочие сербы (непожелавшие пойти на последующую службу в халифат) с большой долей вероятности будут зачищены, либо – выдавлены в Италию. Турцию устроят оба варианта, даже вариант выдавливания предпочтительнее, т.к. создаёт зону нестабильности в Италии чужими руками.

Угрозы: оккупация, террор – высоко.

Болгария: зона предстоящего конфликта ЕС vs Турция, зона текущего неоспоримого влияния США. ЕС пытается перехватить управление тут у США – но не особо удачно, маркером успехов ЕС в этом вопросе является – Турецкий поток (пойдёт ли он через Болгарию?).

Следующая жертва балканских исламистов после успехов в Сербии-Хорватии-Словении. С текущим проевропейским руководством – шансов выстоять у Болгарии нет. Причин несколько: начиная с того что США блокируют какие-либо попытки укрепления обороноспособности Болгарии, а тандем Турция+США прямо проводят политику внедрения экономического кризиса в стране.

Тут на повестку выходит несколько мутных точек: 1) будет ли существовать как сила НАТО, или уже пойдёт волна PESCO, а НАТО превратится в хлам? А сам PESCO на сколько будет действенным?, 2) сохранится ли курс руководства Болгарии на столь длительный промежуток времени, 3) На сколько к данному времени произойдёт раскол внутри самого ЕС (в частности вопрос о Румынии и Вышеградской четверке = уже наметился курс на их обособление от прочих государств ЕС, как оно будет к тому времени?).

Формальным поводом к началу оккупации станет сценарий оскорбления чувств мусульман-верующих (в Болгарии достаточно много суннитов – 10%), направление придаст рост потока беженцев на Балканах (Греция, Сербия). Существенным отличием Болгарии от Сербии является её более подготовленная армия, поэтому с некоторой долей вероятности в интервенции примет участие и сама Турция.

Единственным противоядием для Болгарии является – РФ, но тут встаёт конфликт с проевропейским курсом правительства (протурецкие нотки там тоже есть). Для самого ЕС конфликт в Болгарии обещает поражение уровня крестового похода на Варну 1444, особенно с учетом уже наметившихся логистических проблем в странах Вышеградской четверки (только через их территорию ЕС сможет помогать Болгарии). Иначе говоря, Болгарии уготована роль «афгана для ЕС»: созданы условия, чтоб ЕС вмешался, но при этом потерпел поражение. Крайне необходимый момент для Турции – это (поражение) фактически открывает ворота в Южную Европу: Италию. Поражение в новом крестовом походе необходимо Турции (и США) сразу с нескольких сторон: с психологической – слом желания сопротивления ЕС (т.е. стоит ожидать крайней жестокости к пленным «крестоносцам»), армия балканского халифата проходит боевое крещение в конфликте уже против евроармии (разгром НАТО или PESCO); с политической – ЕС будет занят выстраиванием отношений с Вышеградской четверкой, вместо подготовки обороны Италии, а поражение – подорвет желание сопротивляться в будущем – фактически приведет к глубокому кризису и распаду ЕС; именно поэтому Балканский халифат / Турция не будет сразу аннексировать Албанию и Словению – чтоб у прочих стран ЕС складывалось впечатление наличия буфера между ними и агрессивным балканским ИГИЛ / Турцией = они нужны именно для переноса войны в Италию. В случае вмешательства в ситуацию РФ – стройный план Турции рушится: для оказания помощи РФ хватит банально болгарской береговой полосы: именно поэтому сейчас всячески разогревают темы: какие братушки предатели в самой РФ, русофобии в самой Болгарии. С точки зрения Турции захват Болгарии, дело более простое (нежели Словении-Хорватии), но более ресурсоёмкое, чем все предыдущие кампании на Балканах.

Крайне интересным являются возможности Балканского халифата к самостоятельному проведению Болгарской операции. Если он окажется способен на такое, то это создаст перспективы в будущем его обособления от опеки сюзерена в лице Турции. Но эту операцию ИГИЛ сможет провернуть только с опорой на США, т.е. при сохранении хоть какой-то силы в самих США.

Подготовка вторжения сейчас проходит по схеме усиления экономического кризиса в стране. В Болгарии ситуация буквально повторяет лекало Сирии.

Что интересно: руководство Болгарии, как и Турции, также начинает постепенно «соизмеряться с позицией РФ», что может расстроить сценарий завоевания Болгарии.

Угрозы: оккупация, террор, геноцид – средне, экономический кризис - высоко.



О запрограммированности поведения государств: Средняя Азия (Центральная Азия)
occupationkh
[Средняя Азия (Центральная Азия)]
Четвёртым рассматриваемым регионом являются государства Средней Азии (или Центральной): Афганистан, Пакистан, Туркмения, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, Казахстан, Индия. Регион в целом на текущий момент испытывает преобладающее влияние США, которые имеют минимум три точки приложения в регионе: Афганистан, Пакистан и Индия. Афганистан – под прямой оккупацией США, а Индия – наиболее спорный их аватар. По мере ослабевания влияния США намечается крах государственности Афганистана, а также перекраивание политической карты региона. Регион заложенный США для полноценного сдерживания потенциала Ирана, а значит предполагаются войны-бунты и т.д.

Предполагается рост влияния Ирана, но весь регион маловероятно перейдёт под его крышу: здесь амеры крайне хорошо подготовились. Крайне высокие перспективы создания местных региональных центров концентрации управления в Казахстане и Пакистане. В регионе уже идёт война в Афганистане (с 1980г.), где схлестнулись интересы США, Ирана и Китая. Предполагается минимум две исламистских войны по перекрою буквально всей политической карты региона – затронуты буквально все страны региона. Афганистан – зажигалка, которая подожжет весь регион.

Прочие заметки по теме:
Введение, Большая Евразия (Иран, Турция, Россия)
Кавказ (Азербайджан, Армения, Грузия), Персидский залив (Катар, Йемен, Кувейт, Объединённые арабские эмираты, Бахрейн, Оман, Ирак, Курдистан и Саудовская Аравия)
Балканы (Республика Кипр (РК), Турецкая Республика Сев.Кипра (ТРСК), Греция, Македония, Косово, Албания, Черногория, Босния и Герцоговина (БиГ), Сербия, Болгария, Хорватия, Словения)
Передняя Азия (Ливан, Иордания, Сирия, Палестина, Израиль)
Африка (Египет, Судан, Эритрея, Южный Судан, Эфиопия, Сомали, Тунис, Ливия, Алжир, Марокко, Мавритания и прочие государства скопом)

Афганистан: текущая точка приложения силы США (прямая оккупация) в Средней Азии. В связи с уходом США из Большой политики обещает быть крайне горячим регионом. С перспективой расширения зоны нестабильности на Таджикистан и Пакистан, с последующей перспективой распространения на Туркменистан, Киргизию и Узбекистан.

Принципиальным является нежелание соседей участвовать в очередном разруливании Афганистана. Перспективы разруливания крайне тяжёлые – максимум возможен только при содействии практически всех основных соседей: Пакистана, Таджикистана, Ирана, а также РФ и Китая, а также вменяемой политики руководства Афганистана. Ситуацию может спасти быстрый перехват внешнего управления в стране по мере ухода США, которое пытается осуществить Китай. Ситуация осложняется тем, что никому из игроков Афганистан не нужен – максимум прикрыть близлежащие территории к своей границе. В то же время вопрос перенесения конфликта отсюда в Пакистан и Таджикистан (и Китай) – не имеет сложностей.

В наиболее благоприятном варианте: с уходом США власть перехватит ШОС (основа: Китай, страховка – РФ) с постепенным взятием под контроль приграничья (т.е. центр формально отдаётся на откуп Талибану-ИГИЛ). Власть должна проявить гибкость по примеру Сирии и пойти путём переучреждения государственности, что, скорее всего, будет реализовано путём союза с Талибаном, который и до вторжения амеров проявлял вменяемость (крайне мутный путь с огромнейшим числом условностей, но вполне реализуемый). Либо новый виток гражданской войны, по итогу которого будет создано порядка десятка княжеств с неформальным подчинением внешним игрокам (дополнительным плюсом такого развития события является утилизация скопившихся тапочников в гражданской войне).

При неоспоримом росте влияния Китая-Ирана – объединение в будущем с Пакистаном (в случае крайне удачного развития Шелкового Пути – воссоздание государства Газневидов, на текущий момент нельзя с уверенностью утверждать, кто будет играть более главенствующую роль: Пакистан или Афганистан). Но возврат к данному проекту решит кучу проблем, всех соседей, да и местным принесёт мир.

В наиболее неблагоприятном сценарии: Афганистан становится новой площадкой ИГИЛ-Талибана-АльКаиды, которые крайне легко выплёскиваются в Пакистан (сильны ваххабиты) и Таджикистан (крайняя бедность населения). Последний становится мостиком в остальные государства Средней Азии: вначале Киргизия, Туркменистан, чуть позже – Узбекистан.

Сценарий широкого союза Пакистан+Афганистан (возрождение государства Газневидов) – на текущий момент заинтересованы почти все влияющие силы: и США (которые пытаются на базе Пакистана создать противовес исламского религиозного центра в Иране), и Китай (южный рукав Шелкового Пути, возможность остановить заразу терроризма за пределами своих грниц), и Индия (переучреждение соседнего Пакистана даёт перспективы реванша), и ваххабиты (сейчас сильны, с началом разгрома КСА могут получить импульс развития, как и с активацией США по учреждению мусульманского центра здесь), и текущая власть Пакистана (усиление власти путём сростания с мирской с духовной), вот только населению предстоит пережить всплеск религиозного фундаментализма (охота на ведьм и прочие прелести). Крайне интересным и многообещающим является историческая схема «афганского завоевания Пакистана» - классическая историческая аналогия (империя Цин, Газневиды и ряд прочих государств).

Угрозы: террор, гражданская война - повседневность.

Пакистан: зона текущей трансформации силы: из США в Китай. Высокий уровень исламизма-ваххабизма в стране позволяет говорить, что региону уготована роль «Афганистана для Китая», либо «Афганистана для Ирана». Т.е. буфер между двумя мегагосударствами будущего.

Является пробным камнем в политике Китая: сможет ли разрулить. Других внешних игроков не предвидится: РФ крайне далеко, Иран – трудности преодоления полосы Афганистана (по сути – граница его зоны влияния), Индия – древний враг.

При неоспоримом росте влияния Ирана – может стать религиозным аванпостом Ирана с перспективой расширения в Индию, но это крайне маловероятно. У Ирана и так слишком распылены силы, чтобы еще и здесь доминировать. Предполагаю, его вполне устроит банальное спокойствие границы и беспроблемная работа Шелкового пути. Хотя если США удастся создать здесь центр ислама, то вполне возможна война против Ирана или местный майдан (банально по религиозным вопросам).

При неоспоримом росте влияния Китай+Иран – более вероятно: объединение в будущем с Афганистаном (в случае крайне удачного развития Шелкового Пути – воссоздание государства Газневидов, на текущий момент нельзя с уверенностью утверждать, кто будет играть более главенствующую роль: Пакистан или Афганистан).

В то же время мирное сосуществование в одном блоке с Индией возможно только при посредничестве РФ, либо если Китай научится разруливать подобные проблемы, что крайне маловероятно (в любом случае – это долгий процесс, осложняемый китайско-индийскими противоречиями). Как вариант решения проблемы: РФ уходит от посредничества из-за исламистского переворота в Пакистане, где начинается гражданская война, которая фактически приводит к расколу страны (в это время Индия забирает спорные территории), а потом – идёт пересборка государственности уже всего региона (совместно с Афганистаном) уже под неоспоримым влиянием Китая.

Угрозы: террор - высокая, гражданская война, майданы - средняя.

Туркмения: зона текущей трансформации силы: из США в исламизм. США лично курируют поставки оружия в государство нужным людям. Страна-жертва для возрождения ИГИЛ в Афганистане. Сейчас активно загоняется в экономический коллапс, дабы подготовить почву к «завоеванию» ИГИЛом: именно поэтому сорваны поставки газа в Иран, Китай, Индию и РФ. Крайняя нищета населения – залог будущих побед ИГИЛа, а заодно и база того что малейшее поползновение в уровне соцзащиты населения приведёт к гражданскому взрыву. Т.е. не факт, что будет прямое вторжение исламистов из Афганистана, с большей вероятностью всё начнётся с урезания социальных гарантий и так бедного населения, что спровоцирует майдан, на котором и вылезут грибочки исламистов. Крайняя слабость местной армии и несколько репрессивное управление позволяет исламистам надеяться на успех.

С большой вероятностью программируется как «афган» для ОДКБ. Т.е. длительная война всего блока ОДКБ с исламистами должна завершиться поражением/пирровой победой ОДКБ, а значит и стать крахом Российских инициатив на поле бывшего СССР. С крахом российской миссии верховную власть в ОДКБ должен перехватить Казахстан, который и сможет организовать южный рукав Шёлкового пути в Иран. Власти ведут курс на самоизоляцию, что также даёт плюсы сценарию поджога Средней Азии (внешние игроки не смогут вмешаться в ситуацию пока уже не будет поздно).

США пытается через Туркмению привязать Афганистан к запланированному среднеазиатскиму ИГИЛу. Удача данного проекта может дать больше дров среднеазиатскому ИГИЛу, т.е. позволит пролонгировать существование среднеазиатского ИГИЛа в будущее при его зависимости от США. Т.е. США таким маневром пытаются сорвать замирение в регионе вследствие действий различных посредников: Ирана, Китая, Казахстана, России.

Угрозы: террор – высоко, экономический кризис – повседневность.

Киргизия (Кыргызстан) : зона текущей трансформации силы: из США в исламизм. Ситуация повторяет ситуацию в Туркмении и усугубляется двумя майданами и нерешенным межнациональным конфликтом. Крайняя нищета населения – залог будущих побед ИГИЛа, а заодно и база того что малейшее поползновение в уровне соцзащиты населения приведёт к гражданскому взрыву. Наличие тлеющего межнационального конфликта (узбеки vs киргизы = 75-300тыс. беженцев узбеков в Узбекистане в прошлый конфликт) при должном умении позволяет подпалить страну без явной поддержки из Афганистана (юг, восток) – станет буквально вторым ядром среднеазиатского ИГИЛа.

Об особой вменяемости руководства страны пока говорить рано, есть как небольшие позитивные моменты (активация среднеазиатского диалога по борьбе с афганской угрозой в 2016-17г.г.), так и крайне спорные (официальное почитание Туркестанского восстания 1916г.), в некоторых вопросах бросается в глаза подчинённость властям Узбекистана и Китая. В то же время бросается в глаза показательное битьё посуды в отношениях с Казахстаном (с точки зрения проекта поджога Средней Азии необходимая мера, т.к. кроме РФ [база], Казахстан – практически единственный кто сможет помочь в беде Киргизии). Крайние выборы (окт.2017г.) прошли под лозунгами желания идти на компромиссы, без явных эксцессов.

Угрозы: террор – высоко, экономический кризис – повседневность.

Таджикистан: зона текущей трансформации силы: из США в исламизм, Китай. В общих чертах повторяет ситуацию в Киргизии, с тем отличием, что тут была гражданская война (1992-97г.г.). Не смотря на некоторый строительный бум и поддержку Китая всё еще крайне бедная страна.
Крайне высока вероятность уже местного возрождения исламизма (запрещенная в 2015г. ПИВТ) накладывается на близость и бесконтрольность афганской границы. Т.е. амеры (турки) заготовили сразу несколько сценариев поджога Средней Азии: можно как перебросить войну из Афгана, так и изнутри поджечь парочку государств.

Крайне высока вероятность новой межнациональной резни (опять под ударом прежде всего узбеки – чтобы поджечь соседний более густозаселённый Узбекистан). Крайне высока вероятность, что события тут будет развиваться параллельно с событиями в Киргизии, дабы поставить ОДКБ в неловкое положение (Узбекистан формально вышел из состава, а Киргизия будет требовать помощи себе). Формально исламским движением командуют из Узбекистана (тут тяжело понять: как исламистское движение из Узбекистана будет резать узбеков – но ларчик открывается просто: изначальным бенефициаром данного движения является Турция, а бабло способно творить чудеса). Т.е. вполне может сложиться ситуация, что Узбекистан банально не пропустит войска ОДКБ в Таджикистан, пока ситуация там не выйдет из-под контроля. В годы гражданской войны достаточно большие по численности группы пересекали афганскую границу в оба направления: ряд афганских командиров приняло участие в бд, в то время как мирное население бежало туда (в Афган). Всё это легко может повториться, т.к. не смотря на выполнение мер по примирению, реального примирения не столь много. Крайне примечательно, что гражданская война началась с резни русских при поддержке местного духовенства. Этот ключик позволяет понять скрытые пружины возможного повтора исламистского бунта. Причинами исламистского бунта может стать что угодно: от не соблюдения туристами мусульманских традиций, до повтора эпидемии 1997, или очередные выборы. При желании страну поджечь легко.

О степени подверженности религиозному фанатизму местного населения говорит тот факт, что основные смертники сирийско-иракского ИГИЛа – граждане Таджикистана, т.е. местный ислам поставил на поток производство фанатиков. Маркерами отсутствия примирения также являются: ситуация с ликвидацией генерала Абдухалиму Назарзоду в 2015г., а также референдум 22 мая 2016г. о практически пожизненном титуле Э. Рахмону. Т.е. во внутренней ситуации в Таджикистане складывается ситуация аналогичная ситуации в КСА, когда исламисты временно ушли в тень и вынуждены терпеть светские власти. Референдум – фактически аналог арестов принцев в КСА: он консолидирует все силы против действующего президента. Когда озлоблённые исламисты и обиженные политики придут к консенсусу (либо Рахмон решит передать власть по наследству Рустаму) – начнётся новая война, с тем отличием что радикализация произойдёт крайне быстро. В экономике также засилье семьи. Все предпосылки взрыва имеются, никакого примирения нет – нужна искра. Интересной является биография предполагаемого наследника Рустами – заядлый футбольный фанат, что навевает интересные аналогии (с Украиной).

Угрозы: террор – высоко, экономический кризис – повседневность.

Узбекистан: зона текущей трансформации силы: из США в исламизм. США лично курируют поставки оружия в государство нужным людям. Турция корректирует распространение исламизма. Одна из следующих целей исламистов в Средней Азии после победы в Туркмении-Киргизии-Таджикистане.

Если Среднеазиатскому халифату удастся закрепиться тут, или хотя бы войти сюда – грозит большими проблемами всем соседям. Население в 30 млн. чел. при чем все молодые – снесут многие преграды, выступая как беженцы, как члены среднеазиатского ИГИЛ. Профит у постановщиков сценария практически в любом варианте, естественно полный захват Узбекистана – даёт бОльшие перспективы. При чем в обоих вариантах имеются свои интересные ньюансы: в случае полного подчинения Узбекистана ИГИЛу – 1) большее число членов-исламистов, 2) бОльшее число беженцев, 3) бОльшая экономическая база под среднеазиатским ИГИЛом, в то время как сохранение анклава Узбекистана может стать основой для сдвига северного рукава Шелкового пути в Казахстан. Спусковой пружиной входа ИГИЛа на территорию страны (с территории Туркмении-Киргизии) может быть как банальное желание расширения, так и бюджетный кризис Узбекистана (за ситуацией в данной стране особо не слежу, но бросается в глаза снижение налогов в 2018г.), а также вестернизация государства (религиозный конфликт). Основными направлениями бегства беженцев из Узбекистана будут Казахстан и РФ. Зона уже второй волны распространения ИГИЛ в Средней Азии.

Одни из самых продвинутых исламистских организаций в регионе, не смотря на попытки властей проводить борьбу с ними. Но в условиях сценария поджога Средней Азии, когда основным условием этого самого поджога является создание резни беззащитных узбеков в прилегающих государствах. А значит и создания потока беженцев в сам Узбекистан. С некоторой долей вероятности лагеря беженцев станут оплотами исламистов по аналогии (по лекалам) событий в Сирии-Ливане. Т.е. изначально эти исламисты будут направлены вовне, но буквально пара неосторожных шагов руководства страны позволит перенести народный гнев на них – за недостаточную поддержку соотечественников за рубежом.

Вторжение халифата также может начаться с повтора Ферганских событий (узбеки vs турки-месхетинцы), благо регион непосредственно примыкает к Киргизстану. Т.е. при запуске проекта подрыва всей Средней Азии я бы вначале повторил погромы узбеков в Киргизии, что вызвало бы волну беженцев, которые бы прибыли в Узбекистан-Фергану. А уже тут узбеки, обозлённые на погромы в Киргизии, устроят резню. Некоторая физическая обособленность долины позволяет получить дополнительное время на организацию процесса.

Оба сценария подразумевают поджег «нижней правой груши своеобразной гантели» государства Узбекистан. Именно узбеки становятся основным движителем среднеазиатского халифата. Хотя если предположить неполный поджог Узбекистана и полную сумму Таджикистан+Киргизия+Туркмения, то примерный паритет.

Тут надо отметить «вменяемое» руководство страны и его «последовательность» в контактах с РФ (на фоне только немного притушенной деруссификации) – то ли ситуация на самом деле уже выходит из-под контроля, что приходится сворачивать деруссификацию, то ли со сменой Каримова пришли умеренные. Узбекистан участвует как в среднеазиатском диалоге по модернизации обороны региона от афганской угрозы, так и контактирует с РФ. Хотя прекращение членства в ОДКБ в 2012г. – и не столь положительный момент для региона, но выдворение США – также стоит немалого (надо понимать что выдворение наиболее боеспособных армий из страны – даёт шансы ИГИЛу тут закрепиться). Также стоит отметить роль Китая, который также пытается заполнить вакуум с уходом США. Китай также не заинтересован в полном подчинении ИГИЛу всей территории, хотя и может пойти на компромисс и согласиться на кусочек. Лично я ставлю на частичную оккупацию территории Узбекистана среднеазиатским ИГИЛом с территории Туркмении (с сохранением Каракалпакии), либо бегство правительства Узбекистана в Казахстан, в случае полной оккупации (чуть менее вероятно).

Если рассмотреть ситуацию с ИГИЛ в Средней Азии, то бросается в глаза его явное иностранное происхождение (Турция, сунниты), как следствие организация данного объединения просто закономерно не решит местных межэтнических и религиозных проблем: поначалу узбеки объединятся под руководящей ролью США (которые последнее время перехватили управление у Турции, пока аятолла не перехватит управление) с прочими своими угнетателями, и, возможно, смогут организовать пару рейдов в Казахстан-Каракалпакию. Но с реальным утверждением на захваченных землях – эти нерешенные конфликты явно вылезут наружу. Дополнительным поводом станет обособление от Турции (США) – в силу различных причин: начиная с того что Иран (шииты) будет сам вынужден ограничивать влияние своего вассала, да и вообще иранский аятолла становится главой мусульманского мира в противовес интересам США. Другим, наиболее существенным, является привязка местных командиров к покоренной местности: они станут получать больше прибыли от грабежа своего удела, нежели от подачек из-за границы (при не способности США быстро создать государство Газневидов в Пакистане-Афганистане со своим аятоллой, полностью верным интересам США). Все эти факторы в куче говорят о том, что буквально после первых успехов (снос Киргизии, Таджикистана, Туркменистана, поджог Узбекистана) среднеазиатский ИГИЛ обречен на обособление и раздел по этническому признаку: узбеки явно захотят отделиться от бывших угнетателей.

Не заинтересованные стороны. Иран не заинтересован в большом конфликте в данном регионе (им нужен действующий стабильный коридор в Китай). Наибольшей опасностью для Ирана является сростание Талибана и среднеазиатского ИГИЛа – он [данный союз] просто будет вымывать боевиков на свои войны против Ирана. Второй незаинтересованной стороной выступает Китай (испуган, в отличие от ситуации в Афгане, крайне большим населением региона, среднеазиатскому ИГИЛу проще будет взломать китайскую границу, нежели казахстанскую) - может пойти несколько дальше Ирана, вплоть до ввода своих войск в приграничье.

Перспектив у среднеазиатского ИГИЛа – мало: он вспыхнет ярким пламенем и это самое пламя станет залогом его угасания. После - сохранятся отдельные очаги террора и исламизма, но в общем – у этого костра нет постоянного притока новых дров (в отличие от Балканского ИГИЛ, где и внешний интерес сохраняется в длительной перспективе и существуют постоянные перспективы расширения). Стоит отметить и интеграционные проекты РФ, а также наличие военных баз, которые смогут стать оплотами сопротивления, хотя руководство ряда поджигаемых стран явно не понимает угрозы и лично обособляется от роли РФ.

Угрозы: террор – высоко, экономический кризис – высоко.

Казахстан: зона текущей трансформации силы: из США в Китай. Ситуацию в Казахстане стоит смотреть только совместно с прочими среднеазиатскими государствами, для того чтобы понять суть происходящих процессов. Страна по ряду признаков способна стать тем буфером, что остановит расширение среднеазиатского ИГИЛа. Для США это является неприемлемым и они проводят политику экономического удушения Казахстана, а также искусственного отрыва от РФ (помощь которой в остановке пожара будет важна для региона). США понимают, что сами тут не способны играть существенную роль потому предпочитают подменять влияние РФ влиянием Китая, что также может служить цели стравливания Китая с РФ. Китай крайне заинтересован в сохранении проекта Шелкового пути и пытается не класть все яйца в одну корзину (РФ) – в этом вопросе Казахстан (с выходом в Каспий) выглядит приемлемо (альтернатива уже почти действующему северному рукаву Шелкового пути). Понимая курс США-Турции на поджег Средней Азии, Китай пытается создать тут буфер, чтоб не своими руками воевать, а переложить эту участь на доверенных лиц. Идеальной кандидатурой такого лица является Казахстан – он слишком далеко от первоначального очага поджога, здесь не столь тяжёлое экономическое положение, как следствие будет иметь дело только с отдельными проявлениями исламизма на своей территории. Существенным фактором станет размещение беженцев из уже подожженных государств. Всё это понимает и РФ. Тут есть повод для конфликта РФ vs Китай, если Китай захочет полностью подчинить Казахстан себе. Т.о. Турция и США будут пытаться поджечь Казахстан исламистами (как изнутри: беженцы, свои, так извне: понижение цен на нефть крайне больно бьёт по бюджету, экономические санкции), в то время как Китай и РФ будут пытаться его тушить.

При вменяемом руководстве страны, когда опирается на стабилизирующую роль РФ-Китая без явного предпочтения кого-либо из них, имеются шансы выстоять как волне мигрантов, так и собственно попыткам среднеазиатского ИГИЛа привнести войну сюда извне. На фоне разгрома среднеазиатского ИГИЛа и его упадка (см.Узбекистан) может стать региональным лидером всей Средней Азии, объединив под своим крылом все пострадавшие страны: Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмению, с маловероятным, но возможным заходом в Афганистан. В данном плане максимум – Казахстан имеет все шансы выйти к Индийскому океану (Афган+Пакистан) = Хорезмшахство, но это крайне маловероятный сценарий, с намного большей вероятностью я ожидаю там реставрацию государства Газневидов. Т.е. я ставлю на создание Тюркского каганата на основе Казахстана (без Афгана-Пакистана), в рамках противостояния со среднеазиатским ИГИЛом. Естественно, что текущая управленческая парадигма существующего Казахстана потребует определённых изменений, которые будут проводиться на фоне противодействия исламистскому террору.

Дополнительной интересной темой Казахстана является ислам и попытки его реформирования, на фоне крайне малого религиозного фанатизма. Это крайне интересная и перспективная точка зрения на фоне уже обозначенных центров ислама в Турции (суннизм) и Иране (шиизм).

С точки зрения внешних игроков намечается определённый дрейф интересов союзников: Китай, как и прежде, будет заинтересован в буферном состоянии Казахстана и в общем вряд ли сменит риторику на фоне разгрома среднеазиатского ИГИЛа. Единственное НО: решит ли Китай после разгрома среднеазиатского ИГИЛа взять регион под свой непосредственный контроль, что может привести в будущем к грандиознейшему конфликту в Средней Азии. С этой точки зрения позиция РФ (ВВП) выглядит более конструктивно и опирается на уже существовавшие интеграционные проекты. Позиция РФ может измениться на подчинение региона, но в отличие от подчинения Китаю имеет исторические ретроспективы, культурную близость, как следствие, будет менее кровавым. В случае вмешательства Китая – вполне вероятен уже «Афган для Китая». С точки зрения Китая проще создать ряд приграничных государств, которые проще контролировать, чем единое среднеазиатское государство. Но данная тактика идёт в разрез с объявленной схемой Шелкового Пути, т.к. не позволит обеспечить полноценную безопасность транспортных потоков, а также будет провоцировать экстримизм как в самом регионе, так и в Западном Китае.

Все эти внешнеполитические перипетии будут сказываться на внутренней обстановке в стране. Ожидаемы лагеря беженцев, хотя с точки зрения Казахстана их проще перенаправить в РФ, тем самым освободиться от её опеки. Ожидаемы террористические акты, т.к. противниками являются откровенные фанатики-фундаменталисты. Ожидаемы нестабильность правительства, вплоть до небольших переворотов буквально на всех предстоящих этапах: пока США-Турция не выдворены – они будут всячески дестабилизировать ситуацию, чтоб дать хоть малейший шанс среднеазиатскому ИГИЛу дотянуться до РФ; с победой над ИГИЛом – возможны перевороты как пророссийские, так и прокитайские, так и с целью установления суверенитета. Если к моменту победы над ИГИЛом сохранится влияние внешних сил, у государства крайне большие перспективы распада на зоны влияния: Ирана, «газневидов», Китай, РФ.

Крайне интересной является тема ситуации соперничества с РФ. Если Россия свернёт с пути суверенитета, то почти однозначно к моменту войны со среднеазиатским ИГИЛ – будет на грани развала, а с началом волны мигрантов из Средней Азии – задохнется от притока беженцев. Именно это нашествие с крайне большой вероятностью станет формальной причиной распада РФ на удельные княжества. В данном сценарии у Казахстана появляется шанс присоединить не только всю Среднюю Азию на и ряд прилегающих регионов РФ с приоритетом по религии (ислам) и этнической (тюрки).

Угрозы: террор – высоко, война - высоко.



О запрограммированности поведения государств: Кавказ и Персидский залив
occupationkh
[Кавказ]
Первым рассматриваемым регионом являются государства Кавказа – бывшие советские республики: Азербайджан, Армения и Грузия. Регион в целом на текущий момент испытывает преобладающее влияние Турции и США с постепенным ростом влияния Ирана и РФ (по мере ухода США). При отсутствии влияния РФ региону грозит исламизация с крайне высокой степенью этно-религиозного геноцида.

Прочие заметки по теме:
Введение, Большая Евразия (Иран, Турция, Россия)
Средняя / Центральная Азия (Афганистан, Пакистан, Туркмения, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, Казахстан, Индия)
Балканы (Республика Кипр (РК), Турецкая Республика Сев.Кипра (ТРСК), Греция, Македония, Косово, Албания, Черногория, Босния и Герцоговина (БиГ), Сербия, Болгария, Хорватия, Словения)
Передняя Азия (Ливан, Иордания, Сирия, Палестина, Израиль)
Африка (Египет, Судан, Эритрея, Южный Судан, Эфиопия, Сомали, Тунис, Ливия, Алжир, Марокко, Мавритания и прочие государства скопом)

Азербайджан: буфер Ирана-Турции от РФ. Полного подчинения не предвидится, пока в РФ есть сила. Рост религиозного влияния, рост числа религиозных фанатиков – страна сейчас плавно переходит в лагерь шариата.

Нагорный Карабах – маркер ситуации: как только Азербайджан решится на возобновление войны – сигнал к перекраиванию всего Закавказья – «краху» Армянской государственности, от которой может сохраниться что-то в духе Ватикана. При этом негласными союзниками Азербайджана в регионе выступают Турция, Иран и Казахстан (последний – только в случае свободы действий в Средней Азии). Армения и Карабах могут надеяться только на ОДКБ и РФ. Роль Грузии – зависит от временного промежутка начала конфликта, если прямо сейчас – то поддержит Турцию, в будущем (с ослаблением США) – возможны ньюансы. В то же время Азербайджан будет испытывать культурное и экономическое давление из РФ, которое будет расти со временем при сохранении силы в РФ.

При неоспоримом росте влияния Ирана – войдёт в его состав (потеряет государственность). Буфером станут Дагестан-Чечня (вплоть до Ростова-на-Дону).

При неоспоримом росте влияния РФ – войдёт в состав Закавказской федеративной республики (самый спорный член данного объединения), либо какой другой проект.

Угрозы: теракты – средняя (с началом конфликта РФ vs Иран), война с Арменией - средне.

Армения: точка приложения силы РФ в Закавказье. Только умелая политика и бесконфликтность могут спасти страну-этнос от уничтожения. Не значит, что надо терпеть нападки в Карабахе, значит – что не надо самим их провоцировать. Угрозы – полное кольцо религиозных врагов. В то же время если удастся распутать грузинский узел (замена уходящих США), то возникают перспективы возрождения страны, вплоть до возрождения Закавказской республики с ростом потенциальной территории за счет Турции (Карс, Игдир). Этот сценарий в полной зависимости от мощи РФ и вменяемости руководства Армении. Нагорный Карабах сохраняется и с большой вероятностью входит в состав Закавказской республики как еще одна республика.

При неоспоримом росте влияния РФ – станет духовным лидером Закавказской республики.

При неоспоримом росте влияния Ирана – будет уничтожена государственность (скорее всего руками Турции, Азербайджана, Грузии).

Средний вариант – сохраняет анклавность в той или иной степени (Андора-Ватикан), с различными территориальными потерями.

Угрозы: теракты, майданы – средняя (с началом конфликта РФ vs Иран).

Грузия: текущая точка приложения силы США в Закавказье, зона текущей трансформации силы: из США в Иран+Турция. В связи с уходом США из большой политики обещает быть наиболее проблемным регионом Закавказья. Большинство проблем их соседей будет завязано на позицию Грузии (неучастие – тоже позиция). Дополнительным влияющим игроком является ЕС, но это скорее будет запутывать ситуацию, нежели способствовать её быстрому и спокойному разрешению. В Закавказье играет ключевую роль: от позиции Грузии зависит ситуация в регионе: на сколько прогнутся под Турцию, дадут ли пропуск российским войскам. На первоначальном этапе (сразу с уходом США) роль последних перейдёт к Турции и в меньшей степени Ирану с постепенным дрейфом в сторону последнего. Но по мере развития ситуации (с учетом катаклизмов смены управленческой парадигмы) возможен рост влияния РФ.

Проект возрождения Закавказской федеративной республики сулит сохранение грузинской нации, хотя и с некоторыми территориальными потерями (эти потери уже произошли – вопрос только в официальном их оформлении), в то же время Грузия получает неплохой шанс роста территории за счет соседней Турции (Ардахан, Артвин), но только в случае полной пророссийской вменяемости руководства Грузии (скорее всего как еще одна автономия в составе Грузии, с Аджарией).

Территориальные потери: Юж.Осетия и Абхазия, которые уйдут в РФ (при сохранении хоть какой-то силы РФ) не зависимо от покладистости руководства Грузии. Перспектив попадания в состав Ирана – ноль (при сохранении хоть какой-то силы РФ), в то же время не исключён период вассалитета от Турции-Ирана, либо вариант турецкой зачистки, когда слишком зарвутся. При уходе ВВП из политики – стоит ожидать повтора войн в Осетии и Абхазии: Грузия будет пытаться вернуть их в свою зону влияния. Самый мутный вариант для грузинского этноса – обещает мусульмано-грузинскую войну с полной зачисткой грузинского этноса (ну не уживутся фанатики-мусульмане в одном союзе с грузинами-христианами, сейчас для мусульман действует другая красная тряпка – Армения, но с её падением встанет вопрос исламизации Грузии).

В случае продолжения конфликтной политики с РФ (независимо от поддержки Ирана, при сохранении либо усилении РФ) возможно дальнейшее дробление территории с постепенным поглощением отпавших территорий как Турцией (Аджария), Арменией (Джавахетия, Нижняя Картлия), возможен раскол на 2 государства (Тбилиси, Кутаиси) по линии Джавахетии-Осетия.

Угрозы: майданы, теракты – высокая (с началом ухода США из политики) с катастрофическими последствиями для страны: продолжение дробления на фоне гражданской войны.


[Персидский залив]

Вторым рассматриваемым регионом являются государства Персидского залива: Катар, Йемен, Кувейт, Объединённые арабские эмираты, Бахрейн, Оман, Ирак, Курдистан и Саудовская Аравия (КСА). Регион в целом на текущий момент испытывает преобладающее влияние КСА, которые являются аватаром и США. Предполагается рост влияния Ирана (вплоть до практически полного включения почти всего региона в состав Ирана). КСА просто так сдавать позиции не спешит и конфликт уже вылился в региональный конфликт: хуситы vs КСА (Йемен). Принципиальными моментами для всего региона является: вменяемость руководств Ирана и КСА, что крайне мутно на фоне фундаментализма обоих сторон а также подстрекательской позиции США.

Прочие заметки по теме:
Введение, Большая Евразия (Иран, Турция, Россия)
Средняя / Центральная Азия (Афганистан, Пакистан, Туркмения, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, Казахстан, Индия)
Балканы (Республика Кипр (РК), Турецкая Республика Сев.Кипра (ТРСК), Греция, Македония, Косово, Албания, Черногория, Босния и Герцоговина (БиГ), Сербия, Болгария, Хорватия, Словения)
Передняя Азия (Ливан, Иордания, Сирия, Палестина, Израиль)
Африка (Египет, Судан, Эритрея, Южный Судан, Эфиопия, Сомали, Тунис, Ливия, Алжир, Марокко, Мавритания и прочие государства скопом)

Катар: зона текущей трансформации силы: из США+КСА в Иран+Турция. Имеется вероятность вхождения в состав Ирана (в случае удачной для того реализации плана превращения Персидского залива во внутреннее море). Пробный камень для Ирана, последний на прицепе притащил и Турцию. Обещает стать хорошим плацдармом для Ирана в случае начала гражданской войны в КСА (либо в случае войны КСА vs Иран) – для создания мостика в Йемен, а также в противостоянии с ОАЭ. В случае полноценной войны с КСА-ОАЭ – вплоть до оккупации, но удержать территорию КСА и ОАЭ не смогут в любом случае. По мере трансформации влияния возможны всевозможные скандалы в верхних эшелонах власти, аресты высокопоставленных чиновников-проповедников. В случае гражданской войны в КСА, если Катар останется в стороне – имеются неплохие шансы стать арабским Монако, когда шейхи будут сюда бежать в попытке спасти капиталы и жизни (вероятен если гражданка начнётся чуть позже 2018г. – на текущий момент Катар еще не готов и пока даже не начал подготовку – скорее готовится именно к силовому сценарию = хотя это еще неоднозначно).

Угрозы: религиозные чистки – повседневность, война - высокая.

Йемен: зона текущей трансформации силы из США+КСА в Иран. Крайняя разруха вследствие текущей гражданской войны, голод, эпидемии. Перспективы: продолжение текущей ситуации пока сохраняется стабильность в США+КСА. По мере ослабления обоих противников – положение хуситов будет упрочняться с постепенным вынесением войны за пределы шиитской зоны расселения.

При неоспоримом росте влияния Ирана – у хуситов крайне хороший шанс выйти к границам провинции Мекка (заняв целиком от 2 до 4 провинций КСА), при этом потеряв юго-восток (2 провинции Йемена). Это станет первой точкой бифуркации: переучреждение Йемена – на каких принципах он будет переучрежден, сумеют ли хуситы взять всю территорию и удержать власть в КСА, на сколько будет сильно влияние Ирана (т.е. на сколько переучреждённый Йемен станет игрушкой в руках Ирана). В случае максимального влияния Ирана (впоследствии получится проложить сухопутный коридор из Кувейта в Йемен через Эр-Рияд): Йемен войдёт в состав Ирана (с некоторой небольшой автономией). В долгосрочной перспективе, после переучреждения Йемена – возникают дополнительные противники: Египет (вышедший из-под контроля КСА и защищающий Мекку от шиитов), ваххабитский Пакистан (спорно) в союзе с ваххабитскими остатками КСА (центр КСА). Появление данных сил позволяет предположить, что спокойствия в Йемене не будет (разве что краткосрочно) и возможно чуть ли не бесконечное продолжение войны. Наличие же среди противников ваххабитов обещает дать дополнительную волну террора в Йемене. В пике иранского могущества – может поучаствовать в споре за принадлежность Мекки.

При не столь определяющем росте влияния Ирана – сохранится как государство, но станет его аванпостом в Красном море. Для рядового йеменца – более спокойный сценарий, с меньшим числом жертв и постепенным налаживанием жизни. Но от ваххабитского террора это не спасет. Более реальный сценарий. Станет перевалочной базой влияния Ирана в Африку.

Угрозы: гражданская война, интервенция, эпидемии, гуманитарная катастрофа – повседневность.

Кувейт: зона предстоящей мирной трансформации силы США+КСА в Иран. Очередной пробный камень для управленческой машины Ирана: смогут ли управлять другим государством. Уже сейчас Кувейт играет роль посредника в отношениях КСА и Ирана из-за конфликта в Катаре. Предполагается рост его дипломатического влияния по мере развития ситуации в регионе. Во внутренней политике: один политический кризис будет сменять другой, но общая ситуация будет вполне себе мирной, разве что пострадает парочка религиозных проповедников.

До завершения конфликта на Аравийском полуострове (не важно: гражданская война в КСА или война КСА vs Иран – т.к. по сути – это одно и то же), скорее всего, будет сохранять видимость независимости от Ирана, хотя формально постепенно (с каждым новым внутренним политическим кризисом-переворотом) – будет дрейфовать в сторону Ирана, как во внешней политике, так и во внутренней). По мере устаканивания ситуации (например, Иран почувствует, что выдохся и ему потребуется приток новой крови, либо Иран окончательно продавит весь Аравийский полуостров и ему уже не нужен будет «независимый дипломатический посредник») имеет все шансы войти в состав Ирана. Островок стабильности в предстоящей буре на Аравийском полуострове. При практически любом развитии событий – теряет государственность в пользу Ирана (или Ирака), с единственным условием: остальным странам региона уготована война, либо религиозная резня, а здесь будет всё мирно.

Угрозы: шиитские чистки - высокая, политическая нестабильность – повседневность.

Объединённые арабские эмираты (ОАЭ): зона предстоящей трансформации силы из США+КСА в Иран, будущая зона нестабильности в ходе предстоящей гражданской войны в КСА, которая легко (усилиями ваххабитов) перенесётся в ОАЭ из КСА. Не Иран начнёт гражданскую войну, но он её завершит.

При неоспоримом росте влияния Ирана – регион будет подчинен его влиянию. Но при этом чистой войны Иран vs ОАЭ не планируется – только акция зачистки региона от ваххабитов и приведение к власти угодного правительства. После чего, скорее всего, начнёт игру а-ля Кувейт: будет продвигать дипломатическую игру Ирана.

Т.е. можно говорить о переучреждении ОПЕК, которая станет полностью проиранской.

Угрозы: религиозный террор (ваххабитский, а после шиитский) и гражданская война (против ваххабитов) - высокая.

Бахрейн – зона предстоящей трансформации силы из США+КСА в Иран. В отличие от ОАЭ может все провернуть мирно: переобувшись в прыжке по мере затухания влияния США+КСА. В противном случае – повторяет судьбу ОАЭ, с тем небольшим отличием, что война сюда перекинется от соседей: ОАЭ или КСА. Если зайдёт Иран – то по схеме ОАЭ: для наведения порядка, после чего жизнь устаканится.

Угрозы: религиозные чистки – высокая, война - средняя.

Оман: еще одна зона стабильности в регионе, текущая зона влияния Великобритании. Хотя проводит достаточно сдержанную политику: и с Бритами, и с РФ, и с Индией-Китаем. Самым существенным является: 1. влезет в гражданскую войну в КСА или нет, 2. Пойдёт ли по пути создания рабовладельческой империи (возрождение Занзибарско-Оманского султаната). Если не пойдёт по пути вмешательства в КСА – золотая дорога в Занзибарский султанат, вмешательство же может похоронить этот проект. Считаю более вероятным прогиб под Китай (заменит Великобританию), без создания эфемерных и враждебных Ирану суннитских поясов (в этом варианте развития ситуации может подвергнуться шиитской оккупации). Выстоять в море войны предстоящей на Аравийском полуострове будет тяжело, но реально (при прогибе под Китай). На текущем этапе пользуется поддержкой также Ирана, но по мере развития ситуации (когда Иран перейдёт в наступление с текущих оборонительных рубежей) – может стать пятой ногой для того: и тогда появляется шанс у Китая в расширении сотрудничества.

При неоспоримом росте влияния Ирана – скорее всего, пойдёт по пути небольшого шиитского майдана, последующей псевдорелигиозной гражданской войны, с заходом по уже проторенной схеме Ирана, как превносителя спокойствия. Крайне маловероятный сценарий. Но даже после всех этих пертурбаций маловероятна потеря государственности. Через него лежит второй вариант коридора Кувейт-Йемен (первый – через Эр-Рияд).

В ходе предстоящего конфликта в Эфиопии может стать ядром возродившегося Занзибарского султаната, как проекции арабо-исламистского влияния на Восточное побережье Африки. В данном варианте развития событий: султанат может вмешаться в эфиопскую войну и стать тем самым кирпичом, который погубит Иранский коридор через Сомали. Но намного более интереснее перспективы у султаната в кооперации с Ираном, т.е. именно султанат проложит коридор Ирану в Эфиопию. Кооперация с Ираном даёт шансы султанату вместо противодействия Ирану стать его проекцией на море, - но это возможно только в случае удачных «экспериментов» иранцев в Кувейте-Бахрейне-Катаре.

Если проект возрождения султаната заработает, то станет в числе второго эшелона стран возродивших рабство (наравне с Алжиром и Марокко). Рабство здесь будет отличаться от рабства в Магрибе, рядом признаков: тут не будет столь яркого исламизма, фундаментализма. В перспективе присоединения к возрожденному Занзибарскому султанату: Эритрея, Джибутти, Сомалилэнд.

Как намек на желание повторить судьбу Оманского (Занзибарского) султаната: интрига наследства султана Кабуса бен Саида аль-Бусаида (два письма с наследниками крайне интересно повторяют идею раздела династии 1783г.).

Угрозы: религиозные чистки – средняя, война – низкая, политические катаклизмы – крайне высоко.

Ирак: текущая зона конфликта США vs Иран. Страна фактически оккупирована Западом, который в том числе назначает верховное руководство. В то же время наиболее боеспособные части – шиитские (проиранские). И они уже местами подставляют Запад: осада Мосула.

При неоспоримом росте влияния Ирана – начало «партизанской войны» против расквартированных западных армий в регионе, что приведет к усилению Курдистана и возрождению незачищенного ИГИЛа. Перспективами возрождения ИГИЛа пышут как Курдистан, так и сунитский Ирак, потому что по сути игиловцы в Ираке как-то слишком легко растворились (кроме Мосула, где они тоже пытались раствориться и только подстава от шиитских частей привела к побоищу).

Ценой ряда территорий (вернутся к ИГИЛ-Курдистану) шиитам удастся изгнать Запад (при поддержке Китая и РФ). Запад сделает «мы вам помогали, а вы нас обидели», после чего начинается точка бифуркации: Запад может переключиться на поддержку только Курдистана, начав войну того против Багдада, либо вообще выведет войска. С некоторой вероятностью ставка будет на Курдистан (т.к. Запад ставит на большую войну, то простой уход – не в его целях). Но всё же Курдистан не будет основным противником Багдада, им будет – возрождённый ИГИЛ (особенно сирийского – уже сейчас пошли сообщения о каких-то «белых курдах», которые крайне дружны с исламистами). Только прямая помощь Ирана (необходимо организовать полноценную блокаду Курдистана) позволит справиться с резко обострившейся ситуацией (вплоть до очередной угрозы взятия Багдада исламистами). Это и создаст предпосылки для объединения Ирана и Ирака в одно государство, хотя для уменьшения кровопролития (спокойствия Курдистана) выгоднее будет сохранение независимого Ирака. Как поступит Иран – очередная точка бифуркации и от этого будет зависеть степень террора в будущем на будущих территориях подчинения Ирану.

Следующая точка бифуркации: организовав полноценное кольцо блокады, шииты могут перейти от обороны к наступлению и начать преследование Запада на территории Кувейта-КСА, а поражение войск КСА может спровоцировать исламистский переворот в КСА (второе решение вопроса, кроме уже описанного в КСА). В дальнейшем иракские шиитские подразделения станут третьей основой пехоты Ирана (1 – КСИР, 2 - хезбола) с участием во многих предстоящих конфликтах Ирана и его союзников.

При сохранении влияния США – курс на создание независимого Курдистана, который (при поддержке с воздуха) начнёт расширение в Сирии-Иране, а после – и в Турции (см.Стратфор). Маловероятный сценарий, т.к. США имеет курс на выход из всех конфликтов, поэтому маловероятно их очередное широкое завязывание в новом конфликте. С намного большей вероятностью: текущая активность связана с операцией прикрытия по выходу из конфликта. Но тут важна и сама роль иракского руководства, которое является проекцией амерских амбиций и некоторое время вполне сможет действовать автономно (без постоянной помощи и цу из США) = весь вопрос в том, сумеет ли оно за время сохранения текущего курса достаточно институализировать Курдистан? Дополнительным осложняющим фактором является позиция Турции, которая сама завершает прохождение тяжелой полосы препятствий ухода от амерского влияния, но нельзя исключить провокации. Проблема США: им надо красиво кинуть Курдистан, т.к. партия фактически проиграна, цепляние за текущие позиции – может привести к бОльшим потерям, нежели успехам. При этом обставить всё необходимо без больших зрад – скорее будет использована схема, которая сейчас проходит обкатку на украине: «мы им поверили, а они оказались не теми, обманули нас доверчивых…». Именно из этого постулата исхожу, размышляя о возможном возрождении ИГИЛа из Курдистана.

Угрозы: гуманитарная катастрофа, гражданская война – повседневность.

Курдистан (Ирак, Сирия): текущая зона приложения силы США на Ближнем Востоке. Не имеют своей воли и выступают заложником позиции Запада. Если Запад не пойдёт на эскалацию – будет достаточно мирное переучреждение государственности Ирака-Сирии. Иракский Курдистан уже сейчас раскалывается на доли: там барзанисты, там – рабочая партия (РПК), там – ПСК (Сулеймания). Этот процесс – залог будущей слабости иракского Курдистана, который станет легкой добычей возрожденного ИГИЛа.

При запрограммированном курсе Запада на розжиг конфликта – вначале возродит ИГИЛ (либо станет первой и основной жертвой возрожденного ИГИЛа сунитского Ирака). Хотя возможен вариант и повтора текущего нейтралитета: когда подъедал территории Ирака у Багдада или ИГИЛа по мере их взаимной войны.

Иран попытается ввести блокаду Курдистана – в этом его поддержат Сирия и Турция – с этого начнётся: 1. Развал НАТО – паралич действий из-за позиции члена организации: Турции, 2. Падение Курдистана, 3. Первые аккорды мусульмано-израильской войны. С началом блокады Курдистана – там ситуация плавно переместится в зону гуманитарной катастрофы, после чего последует падение Курдистана. Весь вопрос только – падение последует вследствие зачистки территории шиитами, или у руководства Курдистана хватит ума пойти на переговоры. Если у курдов хватит благоразумия не нагнетать – они могут и стать теми, кто будет сдерживать Иран от слишком агрессивных действий изнутри с претензией в будущем (после выдыхания Ирана, если сами к тому времени не выдохнутся) – на независимость.

Угрозы: гуманитарная катастрофа – крайне высока, гражданская война – повседневность.

Саудовская Аравия (КСА): текущая зона приложения силы США. С уходом США исчезнет стабилизирующая внутреннюю ситуацию сила, в связи, с чем начнётся внутренний раздрай.

Ситуация крайне напоминает ситуацию на Украине: где П.Порошенко терпят только пока он способен выбивать бабки у Запада. Раздрай будет не только по политический причинам, но и по религиозным – слишком сильны исламисты-ваххабиты (центральные провинции), Мекка и Медина – традиционные центры ислама (суннизм). Поведение принца Мухаммеда ибн Салмана: начало открытого давления на всех «конкурирующих» принцев, создаёт перспективы политического заговора против принца. Второй взведенной пружиной являются ваххабиты, которым не особо по душе мирские нововведения Мухаммеда ибн Салмана. Сейчас данная пружина начала сжиматься (с учетом ввода в действие мирских законов стоит ожидать максимума накала в 2018-19г.г.). Все будущие заговорщики уже определены, но вначале, скорее всего, будет несколько неудачных покушений – пока не сформируется полноценная широкая коалиция (не произойдёт срастание исламистов с принцами). Спусковым крючком заговора, возможно, станет смерть короля Салмана ибн Абдул-Азиза, либо его убийство. Не зависимо от успеха заговора страна расколется: вопрос только будет ли текущий принц в числе одной из воюющих сторон или нет, более жёсткий вариант – смерть принца, тогда начнётся война всех против всех. С большой вероятностью конкретная реализация (убийства старого короля, либо только что взошедшего) будет на ваххабитах.

Другой версией развития может стать прямой конфликт с Ираном. Очень велика вероятность перерастания существующих скрытых конфликтов (войны в Сирии, Ираке, Йемене) в явную саудовско-иранскую войну. Тогда начало гражданской войне будет положено банальным поражением на фронте от иранцев/йеменцев – ваххабиты станут движущим крылом «восстания патриотов». В данном сценарии гражданская война начнётся без свержения короля и даже, возможно, под его руководством, против зарвавшегося принца.

При неоспоримом росте влияния Ирана – часть территории будет оккупирована Йеменом (шиитский анклав на юге), часть – проиранскими силами с территории Ирака, Катара. У Ирана крайняя заинтересованность в создании сухопутного коридора из Кувейта в Йемен, по пути подчинив газо-нефтяные поля (Эр-Рияд). И только если это удастся: Иран сможет приступить к борьбе за Мекку-Медину. С большой вероятностью провинции Мекки-Медины создадут свой Ватикан – суннитское религиозное государство и Иран поначалу будет им помогать в этом (на начальном этапе развала КСА основной задачей будет спасение святынь). Роль Ирана во всей предстоящей кутерьме в КСА – вначале поможет мятежным принцам (?), но по мере развития кутерьмы гражданской войны (когда будет ясно, что королевство уже не возродится в текущей парадигме) – начнёт миссию наведения порядка, попутно увеличивая и свою зону контроля (а также своих сателлитов: Йемена, Ирака).

Наиболее непонятная судьба: приграничье Иордании и север Центра (нет полезных ископаемых). С некоторой долей вероятности, может войти в состав как Иордании (которая станет основным приемником саудовских традиций), так и проиранского шиитского Ирака.

Угрозы: религиозные чистки – повседневность; гражданская война, интервенция – крайне высокая.